Три пролета свободы

Сторонница РСД Ира Митрофанова побывала на похоронах Навального и делится своими впечатлениями.

В августе этого года Алексей Навальный опубликовал текст, в котором он жестко критиковал тех, кто, по его мнению, «продал, пропил, растратил впустую тот исторический шанс, что был у нашей страны в начале девяностых» — в том числе Бориса Ельцина, министров «правительства реформ» и других знаковых представителей постсоветской российский политической элиты. Это заявление ожидаемо запустило очередной виток дискуссий об эпохе 90-х годов.

Мощный скандал в канадской политике и болезненный удар по имиджу Украины — в таких терминах мировая пресса пишет о том, как канадский парламент и украинская делегация во главе с президентом овациями приветствовали Ярослава Гуньку, ветерана дивизии Ваффен-СС «Галичина». Но как так вышло, что его пригласили в парламент? Кто подставил Канаду и Украину? Кто сделал такой подарок российской пропаганде? Политическую ответственность за это взял на себя спикер парламента Энтони Рота и подал в отставку. Впрочем, трудно поверить в то, что господин Рота знал деда-эсэсовца лично и мечтал прославить того на всю страну. Был кто-то, кто натолкнул его на эту «блестящую» идею. Давайте выясним, кто.

С российских онлайн-кинотеатров убрали якутский фильм «Айта» по требованию Роскомнадзора. РКН выявил в нем «деструктивную информацию, противоречащую принципам единства народов России», сообщают «Ведомости». Наш автор разбирается, чем вызвана эта цензурная атака на якутское кино.

«Сентябрь» встретился с Куинном Слободяном, автором книг «Глобалисты: Конец империи и рождение неолиберализма» (Globalists: The End of Empire and the Birth of Neoliberalism) и «Фрагментированный капитализм: Рыночные радикалы и мечта о мире без демократии» (Crack-Up Capitalism: Market Radicals and the Dream of a World Without Democracy), чтобы обсудить его книги, историю неолиберальных и либертарианских идей в XX и XXI веках, реакцию общества на войну в Украине и современное состояние левого движения.

Протесты 2020-2021 годов в Беларуси закончились полной зачисткой политического пространства. Тем не менее уже сейчас президент страны Александр Лукашенко говорит о том, что ожидает нелегкой кампании на парламентских выборах в 2024 году. Чего опасаются власти и каковы планы оппозиции, рассказывает наш автор из Беларуси Григорий Гебелев.

Лютцерат: Битва за демократию

Андрей Ягубов, климатический активист и член DIE LINKE, участвовавший в защите деревни Лютцерат от полиции и угольной компании RWE в январе этого года, предлагает свой взгляд на противостояние. Эта битва между низовыми активистами и объединенными силами корпораций и правительства представляется как часть глобальной борьбы за демократию и будущее планеты и человечества. Лютцерат уже потерян, но что ждет нас дальше?

Немалая часть россиян, включая президента Владимира Путина, будучи открытыми противниками идей социализма, тем не менее считают распад Советского Союза личной трагедией. Для них это было национальным унижением России, чередой крупнейших территориальных потерь. В советском проекте они видят некое продолжение, как выражается сам Путин, «тысячелетней российской государственности». Но как так вышло, что революция, уничтожившая Российскую империю, «тюрьму народов», породила проект, определенные черты которого вызывают чувства ностальгии и реваншизма у весьма реакционных российских шовинистов? Публикуем отрывок из книги историка-марксиста Вадима Роговина «Сталинский нео-НЭП», в котором он описывает переход от революционной деконструкции имперского наследия в ранние советские годы к его частичному возрождению в 1930-х годах. В каком-то смысле эти перемены в советском государстве заставили многих считать его «той же Россией под другим названием», а после его распада подталкивали элиты уже капиталистической России развязать войну по «собиранию русских земель».

«Сентябрь» встретился с математиком и российским левым политиком Михаилом Лобановым, чтобы обсудить присвоенный ему статус иноагента и увольнение из университета, поговорить о способах антивоенной политической организации в России и за ее пределами, а также узнать о планах Михаила в «долгосрочной политической командировке», в которую он отправился две недели назад.

Город Бахмут не сходит с полос мировой прессы из-за ожесточенных боев, которые идут за него между армиями Украины и России. Но мало кто знает, что столетие назад, в конце 1920-х — начале 1930-х годов, Бахмут на некоторое время превратился в центр украинизации Донбасса. Самой яркой страницей этого процесса стал пролетарский литературный журнал «Забой». Неповторимый индустриальный пафос журнала не имеет аналогов в украинской словесности, и уже этим заслуживает особого места в истории литературы. Взлет и падение украиноязычного «Забоя» — это пример нереализованной альтернативы, которая могла бы изменить как сам Донбасс, так и судьбу всей страны.