Трамп и иллюзии демократов

AboutTrumpwithoutPizdez

Евгений Журавель

В прошлую пятницу Дональд Трамп принял присягу и стал новым президентом Соединенных Штатов. Мне сложно дать всеобъемлющую оценку происходящему, тем более что понадобится определенное время, чтобы понять, насколько радикальны предстоящие перемены. Поэтому, вместо этого, я хочу дать описание тех многочисленных дебатов, которые я наблюдал в последние несколько дней.

Инаугурационная речь Трампа оказалась шоком одновременно для многих либералов и консерваторов. В ней он фактически обвинил правящую политическую элиту, не разделяя её по партийному признаку, в экономических проблемах страны. Трамп представил картину страны, которая теряет свой промышленный потенциал и находится в глубоком упадке. Этим он вызвал диспут о том, является ли это реальностью или вымыслом президента. Однозначно, что подобная самовиктимизация есть новое явление для традиционного американского политического дискурса и больше присуща европейским национализмам. Помимо этого, Трамп пообещал вложения в инфраструктуру, в виде новых дорог, мостов, аэропортов и железных дорог, что подразумевает возможные государственные субсидии и вмешательство в “магию” рыночных отношений, что для республиканцев cо времен Рейгана является ересью. Однако по данным опросов примерно половине американцев речь Трампа понравилась.

Демократическая партия не хочет признать, что многолетняя и последовательная неолиберальная политика, усилившая экономическое неравенство и поддержка структурного расизма также могли оторвать от неё часть электората.

Один из самых важных вопросов в данный момент это судьба Демократической партии. Двухпартийная система в США может казаться незыблемой, но демократы давно уже мечтали о том, чтобы стать перманентной партией власти. С их точки зрения на это играла демография, так как те слои населения, которые они считали опорой республиканцев, уменьшались в процентном отношении. Это казалось неопровержимой догмой. Тем более шокирующе то, что республиканцы взяли большинство в конгрессе и сенате. Внезапно оказалось, что господство Демократической партии есть фикция, более того она находится в глубоком кризисе. Из тех дебатов, что я вижу, вырисовывается неблагоприятная картина. У партии нету молодых политиков, которые могли бы ответить на экономический популизм Трампа, её бюрократическая машина настроена на самовоспроизводство, выстраивание отношений с корпоративными донорами, а не с избирателями, и не готова меняться. Самое худшее, что может случиться это перехват новой администрацией части социальной повестки и электората демократов. Скорее всего, слив переписки штаба Клинтон Wikileaks, вмешательство ФБР и мизогиния заметно ухудшили шансы на победу Хиллари Клинтон. Но похоже на то, что партия не хочет признать, что многолетняя и последовательная неолиберальная политика усилившая экономические неравенство и поддержка структурного расизма также могли оторвать от неё часть электората. Это не означает что у республиканцев, несмотря на победу, дела намного лучше, Трамп выкосил кандидатов партийного истеблишмента, а его риторика противоречит устоявшейся программе партии. Помимо изоляционизма и нарушения устоявшихся со времён президента Ричарда Никсона хороших отношений с Китаем он намекнул на необходимость программы всеобщего здравоохранения, в прошлом абсолютно невозможное предложение со стороны республиканцев. Это, как минимум, признак идеологического кризиса, но, в отличие от демократов, республиканцы десятилетиями наращивали свою власть на местном уровне, и их партийная машина находится в лучшем состоянии.

Выборы вскрыли несколько проблем, которые были до сих пор неочевидны. Например, оказалось, что спецслужбы могут активно влиять на политику государства. По слухам, директор ФБР Джеймс Коми был вынужден огласить продолжение расследования использования Клинтон её частного почтового сервера для рабочих коммуникаций в то время, когда она занимала пост Секретаря Государственного Департамента, так как опасался бунта противников Клинтон в своём бюро. Скандал с предполагаемым вмешательством России в выборы вызывал критику спецслужб со стороны Трампа, который описал это как акт политического давления с их стороны, а влиятельный сенатор от демократов Чак Шумер внезапно заявил, что Трампу лучше не злить спецслужбы, так как они могут отомстить. При этом видимое сопротивление Трампу, кажется, начинает утихать, и спецслужбы, и его собственная партия, а также видные демократы и большой бизнес показывают готовность иметь с ним дело. Похоже, что заметных очагов сопротивления среди элит не осталось.

За последние десятилетия крупные города на побережьях стали как пылесос вытягивать молодых и образованных либералов, автоматически делая остальную часть страны более консервативной.

Тем временем пресса пытается понять причины, по которым республиканцы смогли перехватить власть у демократов и то, как эту победу не смогли предвидеть политические комментаторы. Одной из проблем называется огромная сегментация американского общества не только по расовому, но по классовому и региональным признакам. Она такова, что разные слои населения могут почти не пересекаться, они учатся в разных школах и университетах, живут и работают в разных местах. При том, что рост благосостояния сверхбогатых растет, продолжительность жизни белых мужчин без университетского образования начала снижаться. Экономики различных частей страны зависят от разных индустрий, что тоже усиливает поляризацию. Считается, что за последние десятилетия крупные города на побережьях стали как пылесос вытягивать молодых и образованных либералов, автоматически делая остальную часть страны более консервативной. При этом представители низших слоев населения часто могут быть лучше осведомлены о роли США в мире и об эффектах глобализации, чем обеспеченный городской средний класс. Они узнают географию и высокую стоимость империи, служа в армии или имея дело с солдатами, вернувшимися домой после заграничных войн. Они видят, как их высокооплачиваемые рабочие места “уходят” за границу, оставляя им низкооплачиваемые работы, на которых зачастую можно прокормиться, только если работать в две смены. Вопрос классовых противоречий стал внезапно входить в обиход, и даже Френсис Фукуяма, возвестивший мировую победу либерализма в 1989 году, заговорил о системном кризисе и необходимости классовой оптики.

Несмотря на массовые выступления против Трампа и отсутствие сдержек в американской политической системе против популистского персонального правления не похоже на то, что этот кризис выйдет за рамки обычной политики. Либерально настроенным избирателям претит оскорбительное отношение к женщинам нового президента, его антимусульманские и антиэмигрантские высказывания и, кажется, полное отрицание экологических проблем. Но непонятно может ли его правление вызвать серьезные изменения в повседневной жизни, которые привели бы к массовой и постоянной мобилизации его противников. Помимо этого, Барак Обама вручил Трампу ключи от государства с эффективной системой слежения за гражданами и контролем над внесистемной оппозицией, а часть населения, которая хочет радикального слома всей системы, относительна невелика. Впрочем, непонятно, что случится, если администрация Трампа не сможет провести обещанную реиндустриализацию и инфраструктурное обновление и снизить уровень экономического неравенства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 + 6 =