Долгий Желтоксан

16%d0%b4%d0%b5%d0%ba%d0%b0%d0%b1%d1%80%d1%8f

Олжас Кожахмет

Идеальным сюжетом для художественного фильма о событиях 16 декабря 2011 в Мангистауской области стала бы история, в которой сама трагедия является фигурой умолчания, а действие перенесено в столичные города: в кабинеты из кожи, полицейские участки, буржуазные резиденции, советские многоэтажки, переполненные людьми автобусы, кафе и центральные улицы.

Дети неохотно машут государственными флажками сделанными в Китае, думая об игре в Майнкрафт. Взрослые без особого аппетита поглощают праздничный провиант, фоновым режимом включив трескучую телепропаганду, которая вместе с водкой вгоняет в оцепенение холодную и сонную страну. Считанные минуты до момента, когда тревожный писк sms-сообщений и первые путанные новости с компьютерных дисплеев выведут миллионы людей из ступора, с тем чтобы короткое время спустя погрузить их в состояние политической и этической каталепсии.

День независимости, — который вопреки надрывным завываниям зомбоящика так и не стал народным праздником, — приобрёл характер приватного торжества для очень важных персон. Тёмным культом разнузданного насилия по отношению к рабам, дерзнувшим бросить вызов сакральной классовой иерархии.

Инверсной Сатурналией, призванной напомнить смердам об их истинном месте в социальном миропорядке.

Пять лет назад свершилось ритуальное жертвоприношение божеству Большого Капитала. Кровь жанаозенских забастовщиков каскадом брызг окропила Монумент Независимости, позолоту Байтерека, колоннаду Акорды, ультрамариновые витражи Дворца Мира и Согласия.

Ублаготворенный вздох инвесторского Велиара сотряс стены сатанинского капища и звук этот услышали все.

Большинство в страхе перед Зверем, ещё глубже вжало голову в плечи. Многие словно очнулись от многолетней дрёмы, вдруг ясно увидев суть сложившейся в стране системы и преисполнились к ней глубокой ненавистью, которая поначалу, была гораздо сильнее, чем ужас перед полицейскими пулями.

Но либеральные авгуры, ультраправые фарисеи, евнухи и фокусники интеллектуальной прослойки, будто давно ждали знамения о пришествии Хозяина и послушно преклонили колени, готовые служить и повиноваться. Приобщиться к празднику избранных, облеченных правом убивать и грабить.

Византийским скоморохом заплясал пантюркистский приживальщик Айдос Сарым, на следующий же день после инцидента выступивший по официозному ТВ с проклятиями в адрес смутьянов и погромщиков, а потом и вовсе заявивший, что все случившееся — дело рук Кремля, жаждущего порушить успешный казахский нацбилдинг.

«А если бы среди полицейских были ваши родственники?» «Как? Разве вы не видите, что после случившегося, власти отправили туда бригаду блогеров? Очевидно же, что власть идёт на контакт и меняется к лучшему», — повышая свой фальцет до вальяжного «здравого смысла» подали голос представители богемы, привыкшие лакать виски на минкультовских фуршетах.

«Бездельники!» «Дармоеды!» «Агенты Госдепа!» «Как посмели протестовать в такой чудесный день?» — приблатнённой лагерной скороговоркой заголосила юнионистская улица постоянных читателей «Комсомолки» и поклонников Евразийского Союза. Жестокую расправу над своими соотечественниками они встретили с тем же удовлетворением, с каким их духовные пращуры в далёком 86-м приветствовали усмирение «взбунтовавшихся калбитов» московским спецназом.

К этой клоаке имени Старикова и Кургиняна присоседилось и некоторое количество российских «марксистов-ленинцев», которым, как оказалось, гораздо дороже благосостояние «пророссийского» президента и коммунистического китайского менеджмента, а не интересы рабочих, повинных в своей принадлежности к роду адай и порче корпоративного имущества.

«Забастовщики должны бастовать, а не бить витрины», — рассудительно подытожил сентиментальный поклонник советского кино и популяризатор идей Ивана Ефремова.

«Это выгодно Аблязову и США, чтобы лишить Китай доступа к источникам топлива», — авторитетно заявил член ЦК кыргызской компартии и редактор глянцевого журнала «Буржуй».

«А если не 30 миллиардов [размер состояния], то вы кто?» – вступился за честь Назарбаева адепт пролеткульта и творчества Луначарского.

Даже безоговорочная поддержка со стороны многих националистов и демшизоидов оказалась с душком. Впоследствии, стало ясно, что за этим не крылось ничего кроме голой прагматики. Идеи увеличения социальных прав, влияния и власти профсоюзов, оказались глубоко чужды людям, которые горько оплакивали успение Тэтчер, сравнивали Назарбаева с Альенде, публично заявляли о необходимости избирательного имущественного ценза и, конечно же, горячо поддержали Майдан.

Такая оппозиция режиму третьемирской диктабланды по определению не могла сплотить вокруг себя пробудившуюся часть общества и в последующие годы была легко сметена с общественной сцены.

Разногласия между двумя неолиберальными платформами могут носить только стилистический характер.      

Пятую годовщину своей блистательной победы и суверенный юбилей власть отпраздновала с размахом. И без того стерильное информационно-политическое поле зачищено сверх всякой меры.

Фронда региональных элит до смерти перепугана секуцией, совершенной над Тохтаром Тулешовым — тайным хозяином Южно-Казахстанской области.

Медийное сообщество окончательно сбито с толку и психологически раздавлено кафкианскими процессами над своими коллегами, среди которых причудливым образом оказались и работники маргинальных боевых листков, и респектабельные лоялисты с ворохом охранительных грамот.

Тюремный срок организаторам массового митинга против земельной реформы (пожалуй, единственный после Жанаозена случай, когда активность снизу всерьез испортила начальству настроение и даже ввергла в состояние паники) стал очередным суровым напоминанием для ширнармасс, что прямой вызов будет караться в обязательном порядке.

Давно заявленная вторая волна приватизации уже на подходе.

С 1 января следующего года государство перестаёт контролировать цены коммунальных монополистов.     

В ближайшие три года планируется перевести в так называемое доверительное управление больше сотни поликлиник.

Вузы должны перейти на полную самоокупаемость и это заявлено как главная «мечта правительства».

Школы — зарабатывать деньги.

Медицинская помощь помимо прививок от оспы и зашивания вспоротых животов — только по страховке, отказ от которой будет наказываться ощутимыми штрафами.

Земля — китайскому капиталу.

Энергетика, металлургия, уран, банковский сектор и телекоммуникации — в руки российского империализма.

Народу — консервативное благочестие, традиционные ценности и гордость за ЭКСПО-2017.

Националистам — гордость за реализацию своей культурной программы.

Умеренным либералам — новый кумир в лице августейшего внука Айсултана Назарбаева («Я служу другому Чессани»).

Неумеренным — радость того, что Франция отказалась экстрадировать беглого банкира и тоже большого сторонника рыночных реформ Мухтара Аблязова, которого власть обвиняет в причастности к тем самым событиям.

Ощущение, что время идёт по кругу.

Жанаозен нельзя забыть или вытеснить.

Его можно лишь прекратить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 2 =