Милые кости

kazahstan

Олжас Кожахмет

У казахских черносотенцев пижамная вечеринка по случаю. Спецбортом из столицы евразийского Мордора в столицу яблочную доставлена сакральная реликвия — лысый череп умученного коммунистами паладина. У артефакта магические свойства: обращает воду в кумыс, поглощает радиацию, лечит простатит и повышает национальное самосознание.

К такому выводу можно прийти, наблюдая за празднеством в Охотном ряду.

Намедни заветная кость отправилась в Венгрию, где тамошние антропологи проведут анализ ДНК,  дабы не оставалось никаких сомнений, что когда-то она был частью организма Кейки батыра — видного участника среднеазиатского восстания 1916 года.

Карьеру партизанского атамана он сделал под руководством земляка и близкого товарища Амангельды Иманова: легендарного команданте степной герильи и одного из первых казахских большевиков. Октябрьская революция положила конец их дружбе. Кейки не принял новую власть, а после гибели наставника пустился во все бело-солнце-пустынные, чтобы весной 1923-го погибнуть от рук красноармейской экспедиции.  

В лучших восточных традициях поверженному контрреволюционеру ампутировали голову и руки — презентовать оренбургскому начальству как отчет о проделанной работе. Много лет басмаческая макитра [о судьбе клешней доподлинно неизвестно] хранилась в ленинградской Кунсткамере, а с получением драгоценного суверенитета, обрела вдруг статус Наугламира, который надо непременно вернуть в освобожденный от русской оккупации Фатерлянд.

Долгие годы плаксивых прошений со стороны академического бонья, депутатские запросы, а под конец — и личное обращение экс-премьера Масимова к своему российскому коллеге завершились тем, что возвращение останков оформили не как расставание с экзотическим экспонатом [возникал опасный прецедент для истребования других трофейных черепушек], а просто как возвращение костей для цивилизованного захоронения скорбящим потомкам.   

Обязательным, видимо, пунктом сделки стало и отсутствие информационно-политического ажиотажа вокруг этой операции. В час ночи, правда, был доставлен мулла для чтения поминальной молитвы (Секулярность? Нет, не слышали), но обошлось без торжественных встреч, симфонических оркестров и красных дорожек, что сильно подпортило праздничное настроение националистического коммьюнити. Ультраправый трибун Айдос Сарым — либертарианец и пантюркист в одном лоснящемся лице — горько посетовал на бездуховный космополитизм правящей верхушки, весьма показательно приведя в пример пышные проводы мощам фашистского философа Ильина в путинской России.      

Послепраздничные будни вообще оказались полны забот и печалей. Возню с макромолекулами  мадьярские профессора проведут отнюдь не во имя тюркского единства, а за презренные евродоллары, точное число которых директор Центрального государственного музея назвать не решился, но дал понять, что речь идёт о весьма значительной сумме, предоставленной анонимными спонсорами. Перед очередным путешествием череп бережно хранился в закрытой комнате рядом со свечами и раскрытым Кораном. [Да, в государственном музее.]

В закат же злополучный макгаффин отправился, к великому огорчению директора, не бизнес, а эконом-классом, хоть и в опломбированном контейнере. И скажите ещё спасибо бескорыстной помощи патриотичного брокера, выбившего из алчных таможенников бесплатную доставку.

Вся эта обскурантистская кабарга греет сердца официозных фолк-академиков, ещё не так давно делавших карьеру написанием диссертаций о прогрессивном характере царского колониализма.   

Вся эта обскурантистская кабарга греет сердца официозных фолк-академиков, ещё не так давно делавших карьеру написанием диссертаций о прогрессивном характере царского колониализма.   

Восторги и представлены преимущественно пенсионной возрастной группой. Правая поросль, при общем для почвенного лагеря идеологическом труположестве, мемориальным сувенирам предпочитает влажные мечты о грядущих погромах. И, как это часто бывает с детьми (независимо от их биологического возраста), — в подарок на день рождения им хотелось бы получить ДРУГОЙ череп.

По-настоящему увлекательная канитель уже много лет ведётся вокруг черепа гораздо более прославленного феодального бунтовщика Кенесары Касымова — руководителя самого массового и продолжительного восстания казахов против Российской империи. Героическую смерть тот, однако, принял от мечта кыргызских манапов, на земли которых с мечом же и пришел.

Это обстоятельство заложило сразу две особенности современного национал-демократического дискурса: настороженное отношение к кыргызам (Они убили Кенни!) и непрекращающийся квест по розыску бедовой головы последнего казахского хана, которую рачительные степняки отправили в подарок царскому правительству.    

Одно лишь схематичное описание перипетий, связанных с установлением местонахождения этой Чаши Грааля тянет на огромную статью. За четверть века вопрос множество раз поднимался в печати правыми активистами разной степени невменяемости. Ученые мужи уверенно говорили, что видели инкрустированный драгоценными камнями череп в запасниках Кунсткамеры или Третьяковки. Другие ничего не видели, но не менее убежденно заявляли о нежелании российской академии вернуть пробудившемуся народу-пассионарию сокровенный крестраж. Бурные дискуссии между историками. Горстка совершенно безумных фриков, учредивших движение «Вернём хана Кене». Мнение экстрасенсов.

В результате — пункт об экстрадиции головы в выступлениях всех политиканов, пожинающих символический капитал на росте ксенофобных, правоконсервативных и традиционалистских настроений захлестнувших казахстанское общество в последние 10 лет.

В результате — пункт об экстрадиции головы в выступлениях всех политиканов, пожинающих символический капитал на росте ксенофобных, правоконсервативных и традиционалистских настроений захлестнувших казахстанское общество в последние 10 лет.

Когда в коммюнике за подписью почтенных аксакалов и серо-пиджачных господ звучит пассаж о том, что воссоединение ханского тулова с головой на родной земле приведет к процветанию и благоденствию казахского народа [пусть и с застенчивой ремаркой «есть поверье»]  — выведи такой эпизод в сатирическом романе, и будет смотреться натужным остроумием. В конкурсе метафор победитель всё тот же.

Сказочный миф о Короле под горой в идеологии политического движения, желающего осуществить кошерный нацбилдинг с декоммунизацией и традиционными ценностями.

Таков он — казахский палеоконсерватизм.

В период, когда все шире раскручиваются неолиберальные реформы по демонтажу черепа советской социалки; когда массовые митинги против приватизации земли иностранными корпорациями завершились неофициальной, но открытой экспансией китайских компаний в аграрную сферу; когда пустопорожние переговоры в Национальной комиссии по земельной реформе увенчались открытым переходом статусных националистических политиков на сторону власти; когда в это же самое время их соратники по борьбе продолжают сидеть за решёткой в ожидании суда, где им будет вменяться попытка государственного переворота на деньги и под руководством высокопоставленных заговорщиков — конечно, именно в такие моменты нужно умиляться таким маленьким радостям жизни, как дорогущая операция с черепом умершего почти сто лет назад разбойника.   

Да, это те же самые люди, которых возмущает “мумия” на Красной площади.

1 Response

  1. 19.01.2017

    […] внимание стоит обратить на явление, которое я называю казахским палеоконсерватизмом: идеологическое направ… и добрых ламповых традиций светлого прошлого. Вопросы […]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 8 =