Кривое зеркало белорусского протеста

Глеб Корень

Первые масштабные попытки забастовок рабочих в конце лета 2020 года стали откровением для многих левых как внутри Беларуси, так и за ее пределами. Практически никто не верил, что в этом скучном политическом поле возможны какие-то массовые протесты, тем более непосредственно на рабочих местах. Однако, по мере того как «демократические гуляния» конца лета 2020 (когда государство как будто забыло о существовании закона о массовых мероприятиях) начали затухать из-за репрессий, роль рабочих в протесте осталась каким-то фантомом. К ней  апеллируют с разных политических сторон, но основные ее характеристики так и не были проговорены.

На мой взгляд, к рабочему как к субъекту в белорусских протестах 2020 года левые обращались с двух важных позиций, который по старой традиции вполне можно именовать «авторитарной» и «антиавторитарной». При этом не стоит думать, что эти позиции повторяют классическую левую дихотомию между “анархистами” и “большевиками”, граница между ними оказалась гораздо более подвижной — так некоторые анархо-синдикалистские и либертарно-социалистические группы вполне заняли “авторитарную” позицию, в то время как были группы “ортодоксальных коммунистов”, чья позиция оказалась вполне “антиавторитарной”. Обе эти позиции в принципе принимают основной марксистский постулат в виде теории трудовой стоимости  и борьбы с капитализмом , их разница исключительно в том, как они понимают способ политического действия рабочих. Первая позиция предполагает, что рабочий класс должен быть всегда ведомым некоей уже организованной структурой, которая может быть создана безотносительно текущего политического положения. Для второй – организация рабочих может создаваться только самими рабочими в ходе протеста. Первые напирают на то, что нынешний режим не допускает существенной разницы в доходах населения и приватизации крупных производственных активов, для вторых рабочие без политического выражения – это пустой субъект и такой же актив для власти как и основные фонды гос. заводов. В краткий момент «свободы» в конце августа, возник крупный левый телеграм-канал, посвященный забастовкам. И он казался общим местом, работа над которым могла сгладить эти тактические противоречия. при этом левым не стоит себя обманывать — несмотря на то, что количество подписчиков этого канала выглядит значительным для левого медиа (около 3000), оно все равно примерно в 5 раз ниже самого популярного “оппозиционно-либерального” канала посвященного забастовкам. Парадоксально, но результат работы этого медиа похож на результат деятельности Тихановской после эмиграции – пиар от многих международных организаций с повышенным вниманием к Беларуси из-за границы и практически никаких достижений внутри самой страны. Отсутствие успехов этого проекта все-таки подтвердил «антиавторитарный» тезис о том, что организация рабочего движения в текущих условиях невозможна. Однако, «авторитарии» не сдаются, надеясь на то, что с помощью кружков и Ютуба смогут каким-то образом завоевать большое количество аудитории, которое в нужный момент пойдет за пока еще несформированным авангардом.

Обе эти позиции уязвимы с  определенных перспектив. «Авторитарии» не чувствительны к масштабам насилия режима, ведь для них протестующие еще не обладают классовым сознанием, их не жалко. Противоположная сторона способна преувеличивать роль самоорганизации масс, которая зачастую сводится к покраске скамеек в бкб-цвета и организации дворовых чаепитий. Сами же рабочие так и остались пустым знаком, к которому сейчас даже опасно приближаться, и его существование фактически зависит от той же самой махины, которая организовала атаку светошумовыми гранатами на  мирных протестующих в первые дни протестов. При этом по заявлением властей в ближайшем будущим Беларусь ожидает существенное сокращение декретного отпуска и реформа пенсионной системы в пользу накопительного метода, что также с одной стороны будет способствовать к росту социального недовольства, но, с другой стороны, на горизонте не видно ни одного левого субъекта, который мог бы в нынешних условиях с этим как-то работать.  Именно поэтому  тактические разногласия фактически не имеют никакой принципиальной разницы для левых из Беларуси, безотносительно того, что эту тактическую разницу будут распалять советчики из соседних стран (парадоксально, что известный мем о “заграничных кукловодах” обретает свой новый смысл). От разногласий никуда не уйти и единственное чего можно от них требовать – это моральной  и интеллектуальной честности.  Только в таком случае возможна какая-то дискуссия , а не тиражирование желтых «фактов». Среди которых такие утверждения как – «среди белорусских социал-демократов много ультраправых», «белорусский протест в первую очередь социальный и организован по принципу интерсекциональности», «НЕХТА рулит протестом», «все сторонники Лукашенко – проплаченные «ябатьки». Поток медиа разносит тексты с такими  далекими от реальности утверждениями, но их ценность для самих рабочих,  как и левых Беларуси, скорее минусовая. Вместо того, чтобы нащупывать реальное положение дел среди белорусских рабочих и формировать новые тактики они просто повторяют пост-советские штампы сложившиеся вокруг концепта «цветных революций» и подчеркивают возможно не такие уж существенные разногласия среди «авторитарных» и «антиавторитарных» левых. Это приводит к тому, что белорусские протесты и белорусские рабочие оказываются представлены в “кривом зеркале” манипулятивных репрезентаций, которые вдруг становятся объектом самого обсуждения. Очевидно, что этот тупиковый путь может быть интересен любителям медиа-скандалов и виртуальных споров, но он ни приблизит белорусских и постсоветских левых к пониманию белорусской ситуации и тактике действия в этих условиях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 3 =