«Для нас политическая и экономическая борьба это части одного целого»

Андрей Заводской

Уже год в России существует довольно крупная по постсоветским меркам левая организация — Союз Марксистов, с отделениями в нескольких регионах. Андрей Заводской, активист СМ и редактор калужской новостной группы «Прометей», ответил нам на несколько вопросов о своей организации.

Начнем сразу с каверзных вопросов. Ходить к проходным с газетой — это все устарело, есть лучшие способы агитации — через интернет, социальные сети, чем, впрочем, СМ и так занимается. Зачем тогда в нескольких регионах члены Союза Марксистов все равно стоят у проходных?

Если мы выйдем за пределы узкого круга своих единомышленников, то можем узнать, что “устарели” и наши взгляды, партии, профсоюзы, не существует классов и вместо организации и солидарности нам следует больше думать о личностном росте и карьере. А если серьезно, безусловно современные технологии дают нам широкий арсенал возможностей для ведения агитации работников — через социальные сети, через Ютуб и многие другие аналоги. Мы не отрицаем необходимость ведения агитации с помощью Интернета, я думаю нас довольно сложно в этом обвинить с учетом того, сколько видео снимают члены Союза Марксистов. Тем не менее, если мы говорим о такой важной части деятельности коммунистов — как агитации и организации работников то работа только в интернете имеет множество ограничений. Мы ведь должны не просто доносить до людей свою точку зрения, но и побуждать их к каким то действиям. И если мы заговорим о простейшей форме самоорганизации — профсоюзе — то работники не смогут решить свои вопросы, просто посмотрев видео и обсудив его в социальных сетях. Со своим работодателем и его сторонниками (СБ предприятия, менеджментом, стукачами) работникам придется выяснять свои отношения в реальной жизни. Точно также и политическая деятельность в Интернете имеет массу ограничений — в конечном счете ценность наших взглядов зависит от того, сколько наших сторонников готово выйти на улицу и отстаивать свои убеждения в реальной жизни, готово вести агитацию и борьбу в некомфортных для себя условиях. Оппозиционная политическая деятельность вообще занятие небезопасное и малокомфортное, увы.

Для нас агитация у проходных — это не тупая раздача газет “чтобы раздать” и со спокойной совестью отправиться домой. Это целая серия мероприятий. Это получение навыков общения с работниками, налаживание с ними связей (доверяют то куда больше реальным людям, а не ноунеймам, скрывающимся за никами в соцсетях). Это формирование дисциплины (нужно договорится, доехать до места раздачи, действовать скоординировано). Это навыки противостояния службе безопасности предприятия, иногда даже полиции (что пригодится коммунистам во все времена), навыки споров не сидя перед монитором в уютном кресле, а стоя лицом к лицу с тем, кто с тобой не согласен. Это оттачивание аргументов и донесения позиции до рабочего простым и понятным языком. Кроме того — печатная газета, над которой у нас на данный момент работает 6-8 региональных организаций — это и навыки интервьюирования, написания статей о предприятиях, деятельность, без которой организацию порой сложно отличить от редакции блога или сайта. Повторюсь, задача газеты — не просто быть розданной. Мы пишем про проблемы конкретных предприятий и пытаемся использовать ее для развития профсоюзов, рабочего движения, привнесения классового сознания. Не просто поднимаем проблемы, но показываем варианты и методы их решения. Подавляющее большинство работников, с которыми мы имеем дело, не знают о существовании левого ютуба и даже самых популярных каналов и групп. В этом смысле мы впервые показываем людям, что существует какая-то альтернативная точка зрения, есть независимые политические организации. И что эти организации говорят о проблемах работников, а не о каких-то абстрактных и высоких материях.

Есть еще похожая, но несколько иная критика — обвинение в экономизме, трейд-юнионизме и т.п. Что бы ты ответил на такую критику?

Термин “экономизм” сегодня используется многими левыми в политических целях и сильно отличается от того “экономизма”, что громил Ленин в начале прошлого века. Сегодня, к сожалению, штампы и формулы столетней давности остаются чуть ли не единственным способом коммуникации между левыми организациями и проектами. Особенно когда левая организация или проект не выходит за пределы Интернета, им крайне важно объяснить сторонникам причины своего печального положения — они дескать “не размениваются на экономизм”, а строят партию и развивают теорию без которой все остальное — пустяки”. Что касается нас, то мы никогда и нигде не заявляли о том, что коммунистам нужно ОГРАНИЧИВАТЬ свою деятельность только лишь профсоюзами и тем более только лишь экономической борьбой. Поэтому наши товарищи участвуют во множестве различных инициатив и проектов, например в экологических протестах. Поэтому мы регулярно пишем политические материалы в своих СМИ, развиваем марксистские кружки и участвуем в политической полемике. Агитируя работников мы не ограничиваемся проблемами экономического характера, регулярно публикуем политические материалы. Например, перед голосованием за поправки в Конституцию, мы активно доносили до работников свою позицию активного бойкота и причины, по которым мы считали эту тактику наиболее адекватной. Да, профсоюзы были и остаются важной школой классовой борьбы, это не работа от случая к случаю, а постоянная деятельность, которая нужна для развития левой организации, через которую можно найти единомышленников и распространить свое влияние, опробовать свои силы на практике. Ведь если мы не способны противостоять отдельным собственникам, то не сможем противостоять и всему классу собственников в переломный момент.

Если мы не способны создавать и развивать организации трудящихся, ни о каких политических перспективах говорить не приходится. В решающий момент коммунисты будут сметены теми, у кого будет больше ресурсов, сторонников и организационных навыков. В этом смысле мы рассматриваем работу на предприятиях как ступень в развитии политической организации. Но никогда и нигде мы не говорили о том, что нужно ставить экономическую борьбу вперед политической. И в профсоюзной деятельности мы всегда ориентируемся на реализацию политических задач коммунистов — на поиск сторонников, привнесение классового сознания и коммунистической повестки в движение. Для нас политическая и экономическая борьба это части одного целого. Создание год назад новой политической организации лучше всего демонстрирует наши взгляды.

Твое (ваше) отношение к участию в выборах?

В данном вопросе я выскажу именно свою точку зрения. На мой взгляд выборы можно и нужно использовать в политических целях, как площадку для агитации и распространения своих взглядов. Выборы — это период повышенного интереса к политике и игнорировать этот интерес нельзя. Однако для того, чтобы участвовать в выборах, надо иметь за спиной развитую организацию и базу сторонников. Только тогда можно вести полноценную и эффективную кампанию, независимо от буржуазных партий и не приплясывая под чужую дудку. Сегодня мы видим обратную картину, когда на выборы идут активисты, отчаявшись добиться успеха в своей непосредственной сфере деятельности. Они думают, что выборы дадут им какой-то ресурс, который можно будет использовать для развития своего движения. Однако сегодняшняя политическая система дает такой ресурс только лояльным игрокам. Более того, довольно вредно подыгрывать патерналистским иллюзиям о том, что статус депутата может дать активисту больше инструментов, чем поддержка людей на местах. Для того, чтобы идти на выборы, нужно предварительно развить свою организацию, обрасти широкой базой сторонников. Только тогда выборная кампания не будет выглядеть жалко. Однако, повторюсь, даже тогда выборы можно и нужно использовать в первую очередь в агитационных целях, а не в целях получения депутатского статуса. Я видел немало примеров того, как успешная электоральная кампания лидеров профсоюзов (в частности Этманова) только вредила организации и никак ее не развивала.

На данный момент перед Союзом Марксистов не стоит тактическая задача участия в электоральных кампаниях, так как мы не видим кандидатов, которых имеет смысл поддержать. Вероятно, так будет не всегда и через какое-то время мы можем принять решение о тактической поддержке тех или иных социальных активистов, да и, чем черт не шутит, сами отправим кого-то участвовать на выборах в целях расширения охвата аудитории. Но это не первая и даже не вторая по важности задача, что перед нами стоит на данный момент. Хотя даже сейчас мы должны участвовать в электоральных кампаниях, ведя агитацию работников, разоблачая тот фарс и спектакль, в который превращают выборы правящая партия и придворные оппозиционеры. Показывать в чьих интересах происходит этот фарс, оплаченный за наш счет.

А что скажешь об уличных акциях? Потому что это тоже довольно распространенный упрек в адрес СМ: на улицу выходить не хотят, только в кружки, к проходным и в Ютуб.

Упрек не по адресу. Наши товарищи периодически участвуют в публичных акциях — например в Калуге мы участвовали в экологических акциях, организовывали публичные мероприятия против пенсионной реформы. В Новосибирске мы весной организовывали акцию в поддержку фигурантов “дела Сети”, в Москве наши товарищи периодически участвуют в разнообразных мобилизациях и так далее. В последние полгода акций в принципе не было — по понятным причинам. Оппоненты периодически пытаются приписать нам чужую позицию — дескать, мы за то, чтобы игнорировать публичную политику. Это не так. Просто всему должно быть время, место. Ведь задача не просто помахать флагом, а реализовать какую-то политическую цель. Акции должны быть уместными. Когда это ритуальные мероприятия на пару десятков политических активистов — это довольно унылые и ни на что не влияющие мероприятия. Мы стараемся такой деятельностью не заниматься — если только это не выражение солидарности товарищам, протест против репрессий. Если же это акции, организованные в рамках какой-либо кампании, от которых зависит решение какой-то конкретной проблемы, и в этих акциях готово принять значительное число людей — мы всегда будем в таких мероприятиях участвовать и сами готовы их организовывать.

Вообще те вопросы, которые ты вынужден мне задавать — показательны. Союз Марксистов ведет себя довольно публично — публикует отчеты о своей работе, постоянно проясняет свою позицию по тем или иным вопросам. Но количество мифов со стороны других левых только растет. Мы и экономисты, и широкая левая, и затворники-кружковцы — смотря кто и с каких позиций хочет нас покритиковать. Нас это не пугает, в конечном счете таков уровень современного левого движения. Но я бы очень хотел, чтобы товарищи из других движений и организаций наконец-то начали спорить о наших действительных противоречиях, о стратегии и тактике развития движения. То есть, по тем вопросам, от решения которых что-то зависит. Это было бы полезно для всех нас.

Еще хотелось бы об отношении к советскому опыту тебя спросить. Потому что есть такая позиция — мол, хватит уже о советском, надоело, давайте сосредоточимся на актуальных вопросах современности, преодолеем все эти устаревшие расколы по поводу советского опыта. С другой стороны, мы видим, что в соседних странах — бывших советских республиках отношение к советскому прошлому играет заметную роль в политике.

У меня неоднозначное отношение к советскому прошлому, так как само это прошлое на разных исторических этапах представляло из себя совершенно разный опыт — по степени прогрессивности, по степени участия масс в политике, по степени соответствия внутренним и внешним задачам социалистического государства. В конечном счете, это неудачный опыт, ведь Советский Союз рухнул и собственный народ не выступил в его защиту. Тем не менее этот опыт дает нам уникальные и широкие возможности для анализа и переоценки экономической и политической модели советских правительств 20 века. Если мы добросовестно подойдем к данной работе, то будем лучше вооружены и готовы дать актуальный ответ на новые вызовы, что ставит перед обществом и трудящимися современный капитализм. Который сильно отличается от того капитализма, с которым век назад имело дело международное коммунистическое движение.

Мы видим, что правящие на постсоветском пространстве группировки стараются взять под контроль и переписать прошлое в угоду собственным интересам, так как это позволяет им оправдывать собственную монополию на власть в глазах трудящихся. И конечно же, мы не может игнорировать этот процесс. Перед левым движением сегодня стоит задача очистить советский опыт от примитивных идеологических штампов — как антисоветских, так и махрово-просоветских. Мы должны вскрывать классовую сущность антисоветских действий и высказываний представителей элит и либерально-националистической оппозиции. С другой стороны, положительная оценка советского прошлого присуща многим движениям, с которыми революционных коммунистов более ничего и не объединяет. И в момент политического кризиса мы гарантированно окажемся со многими из них по разные стороны баррикад. Это связано как раз с тем, что советский опыт был очень разным и разные политические течения в нем могут привлекать прямо противоположные вещи. Например одних может привлекать советская революционность или вклад в эмансипацию женщин в 20-е, а других — консерватизм и отсутствие политической дискуссии более поздних периодов. Мне для того, чтобы понять — передо мной товарищ или нет — мало знать, что человек настроен, грубо говоря, “про-советски”. Мне нужно понять, как человек оценивает актуальную политическую ситуацию и возможности трудящихся участвовать в политических процессах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 4 =