Ленинизм в 21 веке

Джон Риз

Ленинская теория партии является одним из наиболее дискутируемых вопросов среди левых. Причиной тому, конечно, большевистская революция и важность проблемы организации левых в современной антикапиталистической и производственной борьбе. Этот вопрос является также центральным в политических дискуссиях о создании социалистической альтернативы лейборизму. 

Одним из наиболее распространенных видов ошибочного восприятия революционной партии является утверждение, будто она навязывается рабочему классу кем-то извне. Рисуется следующая картина: собирается группа интеллектуалов, формирует партию, используя самые недемократические методы и навязывая свою волю остальному рабочему движению. В действительности же правильно понятая ленинская теория партии подразумевает нечто совершенно другое. Она обязательно появляется исходя из самой природы борьбы рабочего класса. Существует центральная черта сопротивления рабочего класса капиталистической системе, требующая понимания того, как организоваться так, чтобы усилить организацию и сознание всего класса.

Здесь фундаментальным вопросом, который встал перед Лениным в самом начале, является то, что борьба с системой, в сущности, различна для всех. Различные группы рабочих в разные времена и с разными идеями приходят к борьбе против системы. Это и представляет собой проблему неравного сознания в движении рабочего класса. Если бы жизнь была проще, если бы правящие классы выстроили свои силы по одну сторону, а рабочие по другую, возможно не было бы нужды в дальнейшей дискуссии о политической организации. Но классовая борьба действует совсем не так. Везде, куда ни глянь, вместо четкой дисциплины мы видим слишком дифференцированное поле битвы. Существуют различные времена – периоды интенсивной классовой борьбы сменяются периодами затишья. Существуют различные виды борьбы – одни политические, другие экономические, третьи идеологические. Это если назвать только три широких категории согласно известной формулировке Энгельса. Существуют различия между разными группами рабочего класса: разные традиции, конфликтующие идеологии рабочего класса, разные уровни сознательности, доверия и силы боевого духа. Битв много и они все разные. У рабочих есть различные, сильные и слабые стороны. Они могут победить, а могут и проиграть. Их мысль может идти разными путями и приходить к различным выводам. И, наконец, есть различия между рабочим классом и другими группами общества, которые могут противостоять капиталистической системе, например, крестьяне, группы мелкой буржуазии, угнетенные нации.

Все это ставит любого социалиста – ленинца или нет – перед специфической проблемой: как развивать организации внутри рабочего класса, которые смогли бы связать эту фундаментальную проблему с классовой борьбой рабочих?

В движении рабочего класса, конечно, есть традиционный ответ, столь же старый, как и сама традиция ленинизма, если не старше – Лейбористская партия в Великобритании и реформистские партии во всем мире. Идея заключается в том, что партия представляет класс в его тотальности, целиком, в том, что всякое, существующее среди рабочего класса мнение, должно быть представлено в организации. Цель таких организаций – в изменении условий использования рабочим классом институтов, предоставляемых системой: парламентской системой, местными советами. Основная трудность такого подхода (в качестве доказательства можно вспомнить историю лейбористских правительств у власти) заключается в том, что пока система продолжает доминировать над жизнями и идеями рабочих, сама организация, в конце концов, будет отражать идеологию системы. Она превратится из организации сопротивления в организацию, инкорпорированную в систему. Более того, политические институты капиталистической системы способны эффективно соответствовать лишь политической и экономической власти капиталистического класса.

Конечно же, возникнут противоречия между интересами тех, кто поддерживает рабочий класс и ограничениями, налагаемыми на такие партии самой формой их организации и их политическими целями. Будут происходить битвы за душу таких организаций, но, как и в случае с Лейбористской партией, это будет вечно продолжающимся положением. Иногда они будут сдвигаться влево, иногда вправо. Но они никогда не разрешат эти противоречия, потому что они, в принципе, пытаются представлять весь рабочий класс целиком, большие группы рабочего класса (и на протяжении длительного промежутка времени), отражать доминирующую в обществе идеологию – идеологию капиталистического класса.

Нам нужен альтернативный взгляд на то, как партийная организация связана с более широкой борьбой рабочего класса. С этой идеей, более чем с какими-либо другими, ассоциируется имя Ленина. Ее основная концепция заключается в том, что из борьбы рабочего класса вырастает меньшинство активистов, на собственном опыте убедившихся в том, что вся система должна быть трансформирована целиком; что прямые методы борьбы рабочего класса наиболее эффективны для этого и, что партия и класс должны быть, по словам Ленина, всеобщей трибуной угнетенных.

Тогда возникает ключевой вопрос: как же нам организовать меньшинство, так чтобы оно стало рычагом, который сможет поднять боевой дух всего класса? Мы пытаемся не просто «представлять» класс, а представлять традиции борьбы, пики напряжения классовой борьбы, и совместить этот опыт с активностью меньшинства в современной борьбе. Троцкий  использовал метафору для выражения этой идеи. Он сказал, что первые пять встреченных им рабочих сказали ему всё, что ему надо было знать о революционной организации. Один был борец и всегда вставал в защиту угнетенных, всегда был на переднем крае всякой битвы. Второй был отъявленный реакционер, который родился в дерьме и умрет в дерьме, и если даже будет забастовка у врат рая – ему плевать на это. Между ними были еще трое, на которых иногда мог влиять реакционер, а иногда мог влиять и борец. Цель революционной организации сгруппировать вместе каждого пятого борца, дать им организацию, силу, сознательность и традиции борьбы, которые дадут им возможность завоевать трех центристов и изолировать правого, не позволить правому завоевать этих центристов и изолировать социалиста.

Идея организованного меньшинства не в том, чтобы отстраниться от остального рабочего класса или навязать ему свою волю, а в том, чтобы посредством взаимодействия и в борьбе с остальным рабочим классом пытаться распространить свои идеи и завоевать большинство в этом движении. Дьердь Лукач очень хорошо выразил это: мы разделяем, чтобы объединить. Мы отделяемся и создаем организацию оппозиционную самой системе, но при любой возможности мы пытаемся объединиться в конкретной борьбе с большинством класса для развития борьбы класса в целом. Здесь жизненно важным является взаимодействие между партией и классом. Лукач напоминает слова Энгельса: «Рядовые солдаты во время битвы развивают военную тактику. Задача хорошего руководства не в том, чтобы говорить, что оно знает ответы на все вопросы, а в том, чтобы взять всё лучшее, изобретенное простыми рядовыми в ходе битвы и, обобщив, распространить во всей армии». Всякая революционная партия, если она оправдывает это название, учится бороться у народа и, обобщая, распространяет эти знания на класс в целом. Партия учится у класса, но она также и является механизмом, с помощью которого каждая отдельная часть этого класса изучает опыт борьбы.

Такая форма организации необходима в той ситуации, в которой мы сейчас находимся. Наши принципы – быть в оппозиции капиталистической системе, бороться с её логикой рынка и следующим за ней государственным угнетением – всё ещё остаются в силе. Нам не нужно иных аргументов кроме убийства Карло Джулиани на огромной антикапиталистической демонстрации в Генуе в июле 2001 года для того, чтобы вспомнить, что государственная машина всегда будет использовать свою смертоносную силу, когда ей будет угрожать опасность. Но это еще не всё. Сама суть идеи противостояния системе заключается в том, что она определяет, как нам действовать в каждом конкретном случае проявления борьбы. Если вы верите, как верит всякий ленинец, что простые рабочие имеют возможность полностью трансформировать систему с помощью демократических организаций, рабочих советов, сформированных снизу вверх, то это влияет на ваше отношение к повседневной борьбе.

При каждом конкретном случае борьбы, на собрании по поводу проведения забастовки или иной кампании, будут приводиться очень разные аргументы. Всегда будут люди, которые скажут: «Мы не хотим раскачивать лодку. Мы не хотим таких крупных протестов. Нам следует всего лишь написать нашему депутату, использовать существующие каналы и т.д.» Будут и другие люди, революционеры, верящие, что рабочие смогут изменить систему снизу, и все они будут приводить разные аргументы. Они скажут: «Не важно, сколь незначительна эта борьба, но это организация масс, это привлечение народа на демонстрации, это возможность для народа избирать забастовочные комитеты, что бы им не говорили разные функционеры, что им делать, – и все это даст нам лучшие шансы для нашей победы». Эти принципы воплощаются в каждой борьбе, предшествующей революции, активизирующей революционные принципы в каждой конкретной борьбе на пути к полной трансформации общества.

Только организация, верящая в эту конечную цель, будет следовать ей в каждом конкретном моменте предстоящей борьбы. Если речь идет о железнодорожной забастовке, то именно люди, следующие этой традиции, наиболее вероятно, поднимут вопросы о пикетировании, обратятся с просьбой о солидарности к  другим рабочим, заявят о том, что рабочие должны полагаться на собственные силы, а не на лидеров профсоюзов, местных депутатов, различные акты, которые будут бороться вместо них. Ключевым вопросом в антикапиталистическом движении является вопрос массовой мобилизации рабочего класса против, с одной стороны, ВМФ и ВТО, а с другой – против подмены небольшой элитарной группой активистов массовых акций. Если речь идет о формировании альтернативы лейборизму, то, следовательно, стоит вопрос о том, как создать альтернативу новому лейбористскому неолиберализму снизу вверх. Если речь идет о борьбе с фашистами – достаточно ли позволить им выходить в эфир и тем самым обнаружить себя? Достаточно ли просто выдвигать резолюции? Или же нам нужно участие объединений рядовых рабочих, чтобы бить нацистов в Олдхэме и Бэрнли?

Всё, что требуется в подобных случаях, – это, чтобы один борец, которому помогают его товарищи, которого поддерживает своя пресса, встал и сказал: «Нет, мы должны сделать это вместе». В известном эпизоде из фильма «Спартак» некто встает и говорит: «Я – Спартак», потому что знает, что он не один и если никто больше не встанет и не скажет: «Я – Спартак», то он будет изолирован и принесен в жертву, но кто-то говорит это первым, и за ним следуют все остальные. Действие меньшинства провоцирует акции сопротивления большинства, и именно это и дает нам великий шанс победить.

Перевод Дмитрия Колесника (из архивов Андрея Репы)

Оригинал: Marxists 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 1 =