Забастовка за карантин. Как персонал Airbnb добился удаленной работы

cropped-28a3401ac81abe5cb6a115a35be907ef_Glitch

Андрей Мовчан

Испания стала вторым после Италии европейским очагом пандемии. Левоцентристское правительство страны ввело тотальный карантин, и работники практически всех отраслей отправлены в оплачиваемый отпуск или, где это возможно, работают из дома. Впрочем, в начале эпидемии свое право не ходить в многолюдные офисы — не рисковать заразиться или заразить других — рабочим приходилось отстаивать в борьбе. Украинский политэмигрант Андрей Мовчан, который живет в Барселоне рассказывает, как рабочие аутсорсинговой компании, где он работает в проекте Airbnb, взбунтовались за свое право на здоровье.

Барселонский район под названием Poblenou (в переводе с каталанского «новое село») еще с конца позапрошлого века стал центром индустриализации города, превратив столицу Каталонии в один из промышленных узлов Европы. Сегодня об индустриальном прошлом здесь напоминают лишь переоборудованные под хипстерские клубы цеха закрытых или перенесенных в страны периферии фабрик.

В наше время Poblenou стал районом концентрации IT-компаний и онлайн-корпораций. Например, именно здесь в небоскребе Torre Agbar сидят модераторы Facebook. Но основная часть предприятий — это многочисленные стартапы и аутсорсинговые колл-центры, продающие относительно дешевую рабочую силу таким гигантам, как Google, HP, Disney, Mango, Booking.com, а также Airbnb. Здесь трудятся около 100 000 “кибер-пролетариев”, которые говорят на самых распространенных языках трех континентов: английском, испанском, французском, немецком, русском, итальянском, арабском. И я один из них. Работаю в компании CPM International, в ее проекте аутсорсинга для Airbnb.

141-poblenou

Панорама района Poblenou в Барселоне. В центре — небоскреб Torre Agbar, где находится офис модераторов Facebook

Предчувствие

Накануне взрыва эпидемии Барселона и район Poblenou жили обычной жизнью. 8 марта в центре города прошла многотысячная манифестация. На следующей неделе люди так же спокойно вышли на работу. Эта беспечность пугала. В силу специфики работы в Airbnb, мы воочию наблюдали, как пандемия расползается по Италии, и ежедневно получали тысячи заявок на отмену бронирований. Каждое утро мы получали инструкции, какие регионы подпадают под корпоративную политику форс-мажора. Сначала только несколько городов Северной Италии, затем — весь регион, включая Милан и Венецию, уже через несколько дней — вся Италия. Становилось понятно: Испания будет следующей. Те же тенденции не мог не видеть и менеджмент нашей компании. Но принимать меры никто не спешил.

У нас около 800 рабочих. Коллектив максимально мультинационален: итальянцы, французы, испанцы, аргентинцы, бразильцы, русские и другие. Несмотря на невысокую зарплату, наши люди достаточно мобильны и часто путешествуют. И мы сидим в едином большом опенспейсе. В таких условиях вероятность того, что кто-то принесет в офис инфекцию, стремится к 100%.

На той же неделе менеджмент принял “соломоново решение” перевести 30% работников каждого отдела в старый офис. Логика заключалась в том, что в случае заражения кого-то в главном офисе и закрытия его на карантин, каждый департамент сможет в лайт-режиме выполнять свои функции. Впрочем, уже в пятницу 13-го от этого решения отказались, поскольку такие перетасовки могут только навредить в ситуации эпидемии. Следует сказать, в ту же пятницу, большинство IT-гигантов Poblenou решили переводить своих работников на удаленную работу. До нас дошли слухи, что так поступил менеджмент Facebook. А по дороге домой я встретил свою соседку-аргентинку, которая работает в том же районе в службе поддержки Disney, и она сказала, что с субботы работает дома.

Руководство объясняло, что нас невозможно перевести на home office по техническим причинам. Мол, на рабочих станциях невозможно залогиниться без подключения к офисному телефонному коммутатору. Слышать о таких “неразрешимые” технических задачах в компании, которая работает над проектом гиганта из Кремниевой долины, было очень странно. В конце концов, на выходные мы ушли в подвешенном и довольно тревожном состоянии.

Между тем новости об эпидемии в стране становились реально жуткими. Именно в период с 11 по 15 марта график распространения вируса начал переходить в экспоненту. Среда — 506 новых выявленных случаев, четверг — 822, пятница — 1259, суббота — 1544, воскресенье — еще 2000 новых больных. К выходным ежедневное количество смертей почти не превышало 10 случаев, но в ту субботу 14 марта этот показатель подскочил до 152.

1c46498c34a21c16884b62346c8a9f768b151299

Количество новых случаев заражения COVID-19 в день в Испании. Инфографика: Википедия, на базе данных Министерства здравоохранения Испании

В субботу, 14 марта, правительство готовит внедрение общенационального карантина. В постановлении говорилось, что все жители Испании не должны выходить из дома, кроме как для покупки пищи, посещения аптеки, больницы, работы или других экстренных случаев. Таким образом, ограничений на работу не вводилось, а следовательно — в понедельник нас всех ждали в 9:00 в офисе.

Бунт

Идти на работу не хотелось. Сидеть в переполненном офисе, дышать одним воздухом и касаться тех же поверхностей с несколькими сотнями коллег, из которых хотя бы один может быть носителем вируса — такая перспектива мне не улыбалась. Я твердо решил, что в понедельник не выйду на работу: здоровье важнее возможности получать 60 евро в день, продолжая обслуживать потребности компании.

Как ни странно, так решили еще немало коллег из всех возможных отделов и всех национальностей. В WhatsApp-чатах работников из разных департаментов началось “брожение”. Речь шла о трех очевидных требованиях: отмена выговоров за “прогулы” в связи с отказом выходить в офис, оплата этих дней как рабочих, и главное — переход на WFH ( «work from home»).

Важно отметить, что в нашей компании действует ячейка легендарного анархо-синдикалистского профсоюза Confederació General del Treball (кат. «Всеобщая конфедерация труда»), членом которой я имею честь быть. С самого начала эпидемии делегаты синдиката вели переговоры с менеджментом о срочных мерах безопасности для рабочих. В тот же понедельник они уже смогли добиться выполнения первого пункта требований: отмена санкций за “прогулы” в эти дни.

screenshot_from_2020-04-01_03_28_25

Скриншот с сайта профсоюзной ячейки CGT в CPM International

Между тем работников, которые все-таки пришли на работу, просто рассадили через одного, чтобы увеличить дистанцию. На этом меры санитарной безопасности закончились. Работайте.

Как выяснилось чуть позже, решение не идти на работу оказалось правильным: у одной сотрудницы французского отдела, госпитализированной накануне, обнаружили вирус. Как только это стало известно, офис закрыли около 16:00. Руководство оповестило сотрудников, что офис будет закрыт на полтора дня для генеральной уборки. А уже в среду нас ждут на работе.

Приглашение вернуться в среду и поработать всем дружным коллективом возымело эффект разорвавшейся бомбы. Стихийно образовалась группа в WhatsApp на 200 человек, готовых к решительным действиям, насколько это возможно без собраний в реальной жизни. Название группы: “Juntos” (исп. “Вместе”). Инициатором попытки объединить усилия для достижения требований стала работница арабского отдела, беженка с Ближнего Востока.

Теперь с делегатами профсоюза стояли не только члены синдиката, а решающий процент мобилизованных работников, готовых к действиям. И это существенно меняло расклад сил.

Пока велись долгие переговоры, “рабочие низы” кипели и радикализовались в WhatsApp группе, которая разрослась в пиковый момент почти до 400 участников. Выяснилось, что руководство компании знало о подозрении на заболевание француженки еще четыре дня назад, но из-за нехватки тестов ей не ставили официальный диагноз, поэтому признавать этот случай заражением компания отказалась. Сотни рабочих продолжали в течение нескольких дней ходить в, вероятно, уже зараженный вирусом офис.

Начали поступать новости о протестах в других крупных колл-центрах Мадрида, Барселоны и других городов с аналогичными требованиями. В некоторых из них, как и в нашем случае, борьбу также возглавил анархо-синдикат CGT. Самый радикальный случай произошел в регионе Эстремадура, где рабочие колл-центра, которых заставили выйти на работу, вызвали полицию, и та закрыла офис. Некоторые из наших коллег уже предлагали последовать чужому опыту и в случае открытия офиса также вызвать полицию. Эти примеры поддерживали решительный настрой рабочих стоять на своих требованиях.

Победа

Рабочие ждали новостей со встречи лидеров профсоюза с менеджментом компании. И вот в среду решение принято: всех нас постепенно переводят на работу из дома.

Специально для этого компания закупила 500 комплектов chrombox’ов, мониторов и другого необходимого оборудования. Кроме того руководство согласилось заплатить рабочим за все пропущенные дни, кроме “самоволки” в понедельник, за который все равно не накладывали санкций.

etfnzyrwsaaifmx

Коробки с комплектами оборудования для работы из дома, закупленные компанией. Фото: Twitter CGT-CPM

Фактически это была забастовка. Остановка работы без объявления забастовки. Забастовка в явочном порядке. Когда сама угроза здоровью и жизни подтолкнула рабочих к объединению и немедленным действиям.

Важно, что из этого конфликта наш профсоюз CGT вышел с новым членами, которые собственными глазами увидели, что бороться и побеждать можно. Важно, что авторитет CGT как “друзей трудящихся” взлетел на небывалые высоты. Важно, что группы рабочих в WhatsApp и Telegram не просто не утихли, а продолжают кипеть обсуждениями и планами дальнейших шагов.

Но самое ценное здесь — это живой опыт солидарности и взаимопомощи. Процитирую несколько сообщений из группы.

Бразилец: “Ребята, скажу вот что: я очень рад, что мы все хотим идти в одном направлении. Большинство из нас даже не знают друг друга. Некоторые, возможно, никогда друг друга не видели, но при этом мы вместе способны на многое, и мы действуем”.

Британец: “У нас здесь огромная [телеграм-] группа, но все очень цивилизованно, несмотря на COVID и руководство компании”.

Француженка: “Когда все закончится — надеюсь, скоро — давайте организуем пикник, обнимемся, познакомимся”.

Shot with FIMO EK 80.

Андрей Мовчан

Мне самому чертовски приятно быть частью этой победы, которая была бы невозможна без ценностей взаимовыручки, солидарности, интернационализма, братства людей разных народов. Как и раньше, я горд быть членом легендарной CGT — Confederació General del Treball. Надеюсь, наш пример сможет вдохновить еще кого-нибудь.

Авторский перевод с украинского

Журнал «Спільне»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 6 =