Памяти Манолиса Глезоса

91438316_211301046796606_1848540270497366016_n

Денис Пилаш

В 97-летнем возрасте не стало героя греческого Сопротивления Манолиса Глезоса, до последних своих дней боровшегося за социализм и демократию.

Историю антифашистского Движения Сопротивления в Греции обычно ведут с первой вылазки партизан в ночь на 31 мая 1941: тогда двое юношей сорвали нацистский флаг со свастикой, установленный немецкими оккупантами на Акрополе перед Парфеноном. Один из двух товарищей — Апостолос Сантас — при антикоммунистическом режиме после войны угодил в островную ссылку за левые убеждения, но сбежал оттуда и получил убежище в Канаде. А другой — Глезос — навсегда остался на родине и до смерти был живой легендой греческих левых (и не только их: «первым партизаном» Европы его окрестил Шарль де Голль). «Я не буду изображать героя, — вспоминал он. — Если кто-то вам скажет: вот, я ничего не боюсь — он врет. Главное — победить свой страх. Нам помогла ненависть и обида. 30 мая 1941 года Гитлер выступал в рейхстаге и сказал — немцы победили врага на Крите, Европа принадлежит нам. И тогда мы с другом решили — если ты так думаешь, сукин сын, мы тебе покажем…».

Глезоса неоднократно арестовывали за его коммунистические взгляды, пытали, ссылали. Четырежды его приговаривали к смертной казни. Последние два раза прославленного антифашиста так «отблагодарили» уже власти Греции после освобождения от оккупации. Глезос умер 30 марта — в тот же день, что и его товарищ по антифашистской борьбе, «человек с гвоздикой», коммунист Никос Белояннис, казненный в 1952 по приговору трибунала (в который входил бывший коллаборационист и будущий диктатор Пападопулос).

Но и на свободе Глезос не задерживался — находился очередной предлог, чтобы вновь бросить его в тюрьму. Бывало, что когда ему приходилось спать на полу холодной камеры с крысами, через стенку с комфортом на мягком диване располагался военный преступник и один из организаторов Холокоста фессалоникийских евреев Макс Мертен, которого вскоре выпустили по ходатайству греческих правых и дипломатов ФРГ. Кампании за освобождение Глезоса активно организовывались в СССР (где его наградили Международной Ленинской премией мира), но когда советские танки давили чехословацкий «социализм с человеческим лицом», Манолис и остальная «внутренняя Компартия», сидящие в застенках «черных полковников», не стали молчать и выступили против подавления «Пражской весны».

В 1986 году Глезос, человек разноплановых интересов (он был геологом-любителем, защитником окружающей среды, популяризатором науки и автором десятков книг), покинул Европарламент, чтобы поэкспериментировать с прямой демократией и «социализмом в отдельно взятом поселке»: он вернулся в родную общину на острове Наксос, где был избран председателем местного совета. Он добился, чтобы решения принимались не органом исполнительной власти, а ассамблеей всех жителей. В небольшом поселке появились два университетских филиала, метеостанция и четыре музея. Такое социалистическое безобразие вызвало недовольство центральной власти, переподчинившей деревню Апиранфос высшему муниципалитету. Со справедливым распределением ресурсов было покончено, а учреждения образования и культуры закрыли.

Несмотря на свой преклонный возраст, Глезос оставался в строю борцов за справедливый мир, выступал на митингах и сам выходил на передовую антикапиталистических демонстраций. Мир был шокирован, когда во время протеста в марте 2010 года Глезос, вступившись за молодых активистов, которых пытались задержать полицейские, сам пострадал от полицейского произвола. В лицо ветерану направили струю слезоточивого газа, который вызвал ожоги роговицы глаз.

91230363_3451071674919509_5764314842487848960_o

Глезос неоднократно возглавлял списки левых сил на выборах. Например, «Синаспизмоса» на последних парламентских выборах, в которых эта еврокоммунистическая партия участвовала отдельно (2000 год), затем Коалиции радикальных левых (СИРИЗА), куда вошли «Синаспизмос», собственное объединение Глезоса «Активные граждане» и ряд мелких левосоциалистических, постмаоистских и троцкистских партий, на выборах 2014 года в Европарламент. После капитуляции сформированного СИРИЗА правительства Алексиса Ципраса перед требованиями «Тройки» международных кредиторов евродепутат Глезос покинул ряды партии и, перейдя в левый откол от нее («Народное единство»), не прекращал возмущаться этим «предательством Ципраса» и извиняться за свою доверчивость. Уже на парламентских выборах сентября 2015 года он был во главе списка «Народного единства».

Последнее десятилетие жизни Глезос громил политику «жёсткой экономии» и «замкнутый круг» задолженности. Любил напоминать, что немецкое правительство не выплатило Греции репарации за Вторую мировую войну и не компенсировало принудительный заем коллаборационистского правительства (по подсчетам старого борца с немецкими оккупантами, на сегодняшний день сумма, которую Берлин должен возместить греческому народу, достигала триллиона евро). Соответственно резко Глезос требовал разорвать меморандумы о кредитах МВФ, сравнивая их с тюрьмой — в течение 16 лет он сам был узником немецких нацистов, итальянских фашистов и, наконец, прозападного монархического правительства Греции и военной хунты «черных полковников». «У нас были разные тюрьмы, одни лучше, другие хуже. Например, в некоторых разрешали пить кофе, а в других нет. Мои товарищи предлагали попросить перевод в тюрьму получше, но я был против. Мне не нужно в лучшую тюрьму, мне нужно выйти из тюрьмы!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 6 =