О референдуме

no-2012-cinema-movie-film-review-entertainment-ie

Игорь Кравчук

Сейчас у нас главный противник не Путин. Сейчас у нас главный противник — уныние. В условиях дешевой нефти это самый драгоценный ресурс путинской власти. Потому что именно уныние в России Путин обменивает на все остальные ресурсы, которые затем распределяются по кабинетам, тендерам и банковским счетам. Эпоха сговора (по меткому определению Павловского) между властью и обществом давно окончилась. Окончилась эпоха имперского популизма и ставки на одну часть общества против другой его части. Началась эпоха уныния. «Я легитимен, потому что здесь ничто другое невозможно». Даже принцип «если не Путин» тает на наших глазах: Путин — это уже давно весенняя грязь на дорогах, сердечно-сосудистые заболевания, сосульки на козырьках крыш, переваренная пшенная каша в садике, «Пятерочка» на каждом углу, ТРЦ возле каждого метро. Сила Путина — именно в нашей общей апатии, в смеси пораженчества и злорадства.

Референдум 22 апреля в обновленной версии — это реальный и, видимо, первый и последний серьезный шанс разорвать порочный круг, мирно отстранив президента от власти в рамках им же и учрежденных законодательных механизмов. Важно не строить иллюзий: фактически это станет новым сговором общества, на сей раз с крупной буржуазией и наиболее прогрессивной частью номенклатуры. Это, скорее всего, будет означать возникновение новой компромиссной фигуры внутри системы. Может быть, они вернут Медведева или накачают рейтинг Мишустина. Однако это будет означать еще кое-что.

Впервые за долгие годы можно будет ощутить себя участниками политического процесса, той стороной, от которой что-либо зависит. Я нарочно не использую слова «субъект», чтобы не навлечь на себя гнев политологов и политических философов, которые и без этого слова разнесут мой анализ в пыль, указав на десятки методологических ошибок. Надеюсь, впрочем, моя мысль понятна и без проработанной терминологии. У нас были отличные прецеденты на губернаторских выборах, когда избиркомы ничего не могли поделать с протестным голосованием. После этого нас будут ждать уникальные четыре года с президентом, которого не свергли, но которого лишили мандата доверия на период после 2024 года. Система начнет серьезно перестраиваться. Преемнику придется свой мандат зарабатывать с нуля. Как он это будет делать? Не знаю. Это может быть полоса демократизации по перестроечному варианту — с маятниковыми движениями системы, которая начнет сама себя демонтировать. Может быть что-то более управляемое. В любом случае этот процесс запустим мы все и мы все будем знать, что это мы. Когда в последний раз россияне испытывали нечто подобное? Я тоже не помню.

Безусловно, режим может испугаться и от страха начать действовать грубо, он может растоптать проваленный референдум, может объявить его результаты недействительными. Однако открытый переворот однозначно поставит режим по ту сторону закона, причем его же собственного закона. Путин утратит легитимность как бы по отношению к самому себе. Это будет огромный, практически предельный риск, чреватый абсолютно любыми последствиями. Что ж, к этому надо быть тоже готовыми. Финал драмы — это штука такая.

Поэтому призываю вас, друзья, к одному. Больше веры в себя, бодрости, собранности, исторического оптимизма. Меньше уныния, меньше разговоров о вечном Путине как о чем-то решенном.

Встретим ленинский юбилей ударным, черт его подери, голосованием!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 5 =