Невидимые чистильщики Интернета

16440308105_0c6146ec3e_h

Эмили Драбински

Ревью книги Behind the Screen: Content Moderation in the Shadow of Social Media, by Sarah T. Roberts (Yale University Press, 2019)

В самом сердце Eastwood Mall в Кесон-Сити, Филиппины, стоит памятник «мужчинам и женщинам, которые нашли свое предназначение и страсть в индустрии аутсорсинга бизнес-процессов». Окруженные летящими стальными птицами, мужчина и две женщины, украшенные гарнитурами и портфелями, возвышаются над этим маленьким участком Столичного региона и смотрят в славное будущее. В нескольких шагах — Coffee Bean & Tea Leaf, место, где Сара Т. Робертс брала интервью у группы модераторов коммерческого контента для своей книги Behind the Screen: Content Moderation in the Shadow of Social Media. Модерация коммерческого контента, или МКК, означает одну из самых грязных работ в корпоративном Интернете: просмотр и удаление насильственного, расистского и шокирующего контента, размещаемого в социальных сетях, таких как Facebook и YouTube, а также в разделах комментариев на сайтах брендовых потребительских товаров. Такая грязная работа досталась людям, таким как эти три чугунных офисных работника, выполняющих эту цифровую сдельщину всего в нескольких шагах от торгового центра.

По словам Робертс, экономические и социальные факторы, порождающие наш относительно подчищенный онлайн-опыт, также порождают глобальный класс работников, связанных друг с другом общими условиями модерации коммерческого контента: непредвиденными ситуациями, оплатой труда, обусловленной “гонкой уступок”, постоянно растущей скоростью работы и норм выработки, а также просмотром худших проявлений человечества, снова и снова в круглосуточном режиме. Робертс проводила интервью с отдельными работниками из многих секторов, где осуществляется контроль контента: филиппинскими сотрудниками в сфере аутсорсинга бизнес-процессов, которые устраиваются на работу менеджеров коммерческого контента, когда нет более выгодных позиций в колл-центрах; молодыми выпускниками колледжей в Сан-Франциско, чьи большие мечты о технологической сфере превращаются в долгосрочную реальность временных рабочих; а также руководителями американских компаний-подрядчиков, рекламирующих своих модераторов как американцев — ксенофобия чувствует себя как дома в условиях современной американской политики. Некоторые из ее информантов концентрируются на своих собственных психологических травмах от того контента, с которым им постоянно приходиться разбираться. Другие жалуются на снижение заработной платы, нестабильность занятости и отсутствие льгот от работодателей как на худшую часть работы. В сети, утверждает Робертс, удовольствие, которое мы получаем, делясь детскими фотографиями, мемами и онлайн петициями, становится возможным только благодаря рабочим в сфере бизнес-процессов, от Манилы до Кремниевой долины. Все они кликами пробираются через отбросы социальных сетей, создавая пространство, защищенное от роликов с убийствами и детской порнографии.

Человеческая модерация онлайн-контента не нова. Робертс вспоминает из собственного опыта, что в первые годы существования интернета модерация сама по себе была общественным делом. Модераторы были частью сообществ, которые они модерировали, их роль была известна и уважаема участниками. Модерация в этих случаях заключалась в поддержании норм, чтобы группы МПМ,  BBS или Юзнет могли функционировать коллегиально. Все знали, что модерация была важна для функционального игрового сеттинга или чата, и хотя первые дни были далеко не бесконфликтным, роль и значение модераторов не подвергались сомнению.

Перенесемся в современный интернет, и модерация контента выглядит несколько иначе. Уже нет больше участников сообщества, личность которых известна всем, модераторы невидимы, факт модерации, говорит Робертс, почти секретный. Робертс обращается к этой секретности в своей книге, используя псевдонимы для информантов и некоторых компаний, помня о корпоративной тайне, из-за которой эти работники подвергаются риску. Именно работники обеспечивают соблюдение общественных норм в Интернете, чтобы крупные компании социальных сетей могли увеличивать прибыль. Правила найма подчиняются соглашениям о неразглашении информации, модераторы работают из кабин и колл-центров, и эта работа больше не является бескорыстным трудом на благо сообщества, а просто еще одной низкооплачиваемой непостоянной работой от Кесон-Сити до Кремниевой долины.

В дополнение к этой небольшой группе филиппинских работников, Робертс провела подробные интервью с несколькими модераторами коммерческого контента, работающими в Кремниевой долине. Ее исследование привело ее к двум местам где капитализм напоказ демонстрирует весь свой блеск, который поразительно контрастирует с условиями работы в обоих этих местах. Калифорнийские модераторы контента — это в основном недавние выпускники колледжей, устроившиеся на работу в этой сфере в надежде, что модерирование контента для Facebook и похожих компаний приведет к карьере в высокооплачиваемом технологическом секторе. Но вместо этого они получили место в растущем секторе аутсорсинговых и контрактных работников новой «гиг-экономики». Хотя они могут просматривать контент для компаний с известными брендами, зарплату они получают от агентств по временному трудоустройству. Их позиции ограничены по срокам, зарплата выше, чем можно заработать, разливая кофе в Starbucks, но значительно ниже, чем они получали бы на «реальной работе» в компании. Также не хватает дополнительных льгот, больничных, отпускных и медицинского страхования, которые делают работу в Америке приемлемой.

На другой стороне планеты их филиппинские коллеги сталкиваются с чем-то очень похожим: работают на подрядчиков, а не на компании, получают зарплаты, которые когда-то были относительно высокими на местном рынке труда, но с середины 2000-х годов резко падают в условиях глобальной “гонки уступок”. В то время как американские модераторы много говорят о неприятных вещах, которые им приходится видеть, филиппинские рабочие в книге Робертс больше говорят о плюсах и минусах “неголосовой” работы в сфере аутсорсинга бизнес-процессов: зарплата значительно меньше, но зато нет никаких разгневанных американцев, кричащих на вас по телефону.

Согласно анализу Робертс, риски такого типа работы существуют по разные стороны национальных границ. Модераторы коммерческого контента сталкиваются со схожими условиями работы в Megaworld (Филиппины — прим. перевод.) и в безымянных американских корпорациях в Кремниевой долине: преимущественно контрактная занятость, низкая зарплата и отсутствие льгот, контакт с крайними нарушениями социальных норм, связанных с сексуальностью и насилием, и вытекающий из этого психологический вред. Робертс фокусируется на эмоциональной жизни своих информантов и психологическом воздействии очистки интернета, особенно в американском контексте. Разговоры, которые Робертс документирует на Филиппинах, имеют другой характер. Мы меньше читаем о необходимости введения мер для поддержания психического здоровья на рабочем месте и больше о том, как конкуренция с Индией за предоставление американским корпорациям дешевой контрактной рабочей силы увеличивает скорость и количество изображений, которые работники Кесон-Сити должны промодерировать за смену. Это напоминает об идеологической и социально-исторической структуре чувств: что важно для этих работников, когда они пробираются через худшую часть Интернета, зависит от контекста, в котором мелькают эти изображения.

Что глубоко объединяет работников Сан-Франциско и Столичного региона Филиппин, так это две вещи: необходимость их работы — Робертс четко дает понять, что без коммерческих модераторов навигация в интернете был бы невозможна; но также и их полная взаимозаменяемость в руках глобальных технологических гигантов. На протяжении книги Робертс называет модераторов коммерческого контента «профессионалами», обозначение остается без определения и кажется не соответствующим условиям труда, которые она описывает. «Профессионал» ассоциируется с портфелями и наушниками, подобными тем, что на героях памятника аутсорсинга бизнес-процессов в Eastwood Mall, а не с нестабильными временными контрактами и увеличением норм выработки, которые на самом деле являются структурными для этой работы. Термин звучит почти как желание: если бы эти задачи могли быть профессионализированы, работников бы уважали, их труд хорошо оплачивали, давали льготы. Таким образом, конечно, не изменить условия труда. Робертс предлагает целый ряд потенциальных средств защиты: законодательно предписанная прозрачность политики модерации, изменение привычек потребления в социальных сетях со стороны потребителей, консультирование по вопросам психического здоровья для модераторов и профсоюзная организация рабочих, которая уже происходит среди технических сотрудников Сан-Франциско и Сиэтле, а также среди работников в сфере аутсорсинга бизнес-процессов в Маниле.

Задача, таким образом, состоит в том, чтобы представить каким образом, рабочие по ту сторону экрана, разделенные друг от друга километрами, компьютерными интерфейсами и аутсорсинговыми контрактами, могут найти общую цель в противостоянии фейсбукам этого мира…  

Перевела Катерина Данилова

Оригинал: Jacobin 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 6 =