Стоит ли бояться декоммунизации в России?

5553133dbc70d

Иван Овсянников

Некоторые российские левые верят, что, если к власти в России прорвутся либералы, страну накроет волна декоммунизации, подобная той, что прокатилась по Украине после Майдана. Страх перед возможным всплеском антикоммунизма — один из главных аргументов против участия левых в демократическом протестном движении. Насколько обоснованы эти страхи?

Есть ли предпосылки для декоммунизации в РФ?

Российская либеральная оппозиция, бесспорно, настроена антисоветски и антикоммунистически. В этом социал-либералы из «Яблока» мало чем уступают правым либералам и либертарианцам. Даже антиолигархический популизм Навального вызывает изжогу у некоторых представителей либерального лагеря, считающих его едва ли не марксистом. Тем не менее, нет серьезных оснований думать, что антикоммунизм в РФ может вылиться в массовую кампанию репрессий и вандализма. 

В Украине ударной силой декоммунизации стали ультраправыеиспользовавшие ее как инструмент националистической мобилизации, пиара и террора в отношении политических противниковПозднее, при поддержке государства, она стала оружием в информационной войне против российской экспансии и растущего социального недовольства. Радикальные русские националисты, представлявшие серьезную угрозу для левых в нулевые, после 2014 года маргинализировались и ослабли. Вряд ли сегодня они способны навязать свою повестку протестному движению.

В отличие от Украины, российский патриотический миф опирается на имперский и советский фундамент. «Ущемленные» национальные чувства российских обывателей находят выход в отрицании западных (леволиберальных) ценностей.

В то же время путинизм боится и тщательно избегает левой риторики. Демонстрируя уважение к «патриотическим» сюжетам и фигурам советской истории, он осуждает все, связанное с российскими революциями. Путинизм не только является по сути, но и определенно позиционирует себя в качестве правого консервативного режима.

Использовать антикоммунизм как средство антиправительственной или националистической мобилизации в России невозможно. Оппозиционные политики, претендующие на массовую поддержку, скорее, должны заимствовать элементы левой риторики, как это с успехом делает Навальный.

Опыт Болотной говорит о том, что оппозиционные либералы вполне способны к тактическому соглашению с левыми — достаточно вспомнить роль Сергея Удальцова в движении за честные выборы. Существует масса примеров ситуативного сотрудничества либералов и левых в рамках антифашистских действий (Комитет 19 января), выступлений против репрессий или кампании по поводу пенсионной реформы. Красные флаги и агитация присутствуют на «общедемократических» митингах, что (в отличие от Майдана) не вызывает сколько-нибудь серьезных конфликтов.

Паранойя по поводу потенциальной декоммунизации при либеральном режиме кажется необъяснимой на фоне вполне реальных политических преследований несистемных левых в путинской России. Не является ли этот страх «вирусом», порожденным кремлевской пропагандой, чтобы удержать коммунистов от борьбы за демократические свободы?

При каких условиях декоммунизация может стать реальностью?

Это произойдет, если в противостоянии общества и полицейского государства левые окажутся не с той стороны баррикад. Декоммунизацию приближают не социалисты, активно участвующие в «либеральных» митингах, а коллаборационизм КПРФ, много лет соучаствующей в преступлениях режима и недавно, устами Зюганова, бесстыдно назвавшей протестующих в Москве агентами США. «Красные путинисты», вроде Кургиняна, также делают все, чтобы сделать левых ненавистными в протестной среде. Еще большую опасность представляют оппортунисты, которые, не выражая откровенно пропутинских взглядов, призывают дистанцироваться от «неправильного» протеста.

В случае победы демократии «системным левым», вероятно, придется расплачиваться за многолетнюю службу режиму. При этом под раздачу могут попасть не только коллаборанты, но и честные левые, боровшиеся против режима.

Чтобы предотвратить такой сценарий, левые должны оспаривать гегемонию либералов в демократическом протестном движении и размежеваться с «красными консерваторами» в собственной среде. Т.е. делать прямо противоположное тому, что предлагают оппортунисты.

Левые должны не только присутствовать в демократических протестах, но стать их наиболее радикальной и заметной частью. Необходимо входить в оргкомитеты, пробиваться на трибуну, где возможно — участвовать в выборах, выдвигать лозунги, выходящие за узкие рамки либерального понимания демократии

Нужно, чтобы раздробленный демократический левый лагерь, сегодня представленный несколькими группами социалистов, анархистов, троцкистов и социал-демократов, превратился в сплоченную коалицию, противостоящую как власти, так и праволиберальной гегемонии в протестном движении. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 8 =