Агнеш Хеллер

67514964_2325921544123456_800962781674209280_n

Денис Пилаш

Умерла Агнеш Хеллер, предпоследняя из видных философов Будапештской школы (еще жив Михай Вайда, недавно не стало Иштвана Месароша, Дьёрдя и Марии Маркуш). В 90-летнем возрасте ушла поплавать на Балатоне и не вернулась в дом отдыха Академии наук.

Девушкой она потеряла отца в Освенциме и сама едва избежала гибели во время Холокоста. Потом был голод, заставивший мать сдать ее в детдом, откуда она присоединилась к сионистскому движению и поступила на физико-химический факультет, но увлекшись философией гранда марксизма ХХ века Дьёрдя Лукача перешла на философский и стала его ученицей: Лукачев гуманистический марксизм резонировал с ее опытом страданий от войны, фашизма и лишений. Тогда же вступила с первым мужем Иштваном Херманном в Венгерскую партию трудящихся, однако с началом сталинистско-ракошистских чисток вскоре была исключена. Примечательно, что она тогда не была толком знакома ни с марксистской философией («Преподавание Маркса действительно считалось опасным для жизни занятием. До 1953 года я знала только первый том «Капитала» и «Коммунистический манифест». Ранние работы Маркса были в закрытом доступе, их нельзя было взять в библиотеке… Читать Маркса и в каком-то смысле его понимать я начала после 1956-го, а настоящим марксистом вместе с «новыми левыми» я стала в 1960-е годы» https://magazines.gorky.media/…/20…/2/osvenczim-i-gulag.html), ни с «Историей и классовым сознанием» (которую рассматривают как magnum opus Лукача, но которую сам он не любил и студентам своим не советовал).

После прихода Имре Надя в 1953 году Хеллер смогла поступить в аспирантуру под руководством Лукача и затем начала преподавать в Будапештском университете, однако лишилась и работы, и членства в партии (вновь), когда отказалась отречься от учителя — Лукач был министром в правительстве Надя во время восстания 1956 и укрылся с тем в югославском посольстве после советского вторжения; репрессий он избежал главным образом благодаря заступничеству своего пасынка, астрофизика Лайоша Яноши. Лукач с последователями — той самой «Будапештской школой» — смогли вернуться к работе и публикациям лишь в 1960-х. Осудив подавление «Пражской весны» в 1968 (они подписали соответствующее заявление с западными и югославскими марксистами на конгрессе школы «Праксис» на хорватском острове Корчула) и окончательно разочаровавшись в кадаризме, после смерти учителя в 1971 они вновь были идеологически заклеймлены и лишены рабочих мест в 1973 и по большей части эмигрировали в Австралию в 1977.

Эта часть школы (в отличие от революционеров Месароша и Крашшо, бежавших после подавления 1956-го в Британию и оставшихся революционными марксистами) постепенно отошла от своих взглядов к принятию неолиберального статус-кво и постмодернизма. Хеллер и ее второй муж Ференц Фехейр не стали исключением. Работы и интервью последних десятилетий ее жизни отмечены печатью пессимизма и смирения с капитализмом (пускай и «уравновешенным» демократией и механизмами перераспределением). Хотя она смогла вернуться на родину, но уже старушкой стала одной из мишеней фирменной ненависти орбановского правительства (о котором она писала: «Орбан и его окружение — не популисты. Популисты хоть и демагоги, но они действительно на стороне народа, а не богачей. Некоторые тоталитарные партии Европы тоже были популистскими, правда, только вначале. В отличие от них Орбан и его партия вывели собственный олигархат, «нуворишей», чье богатство служит только им самим, а пропасть между богатыми и бедными в этом время все ширится» — впрочем, для противостояния ему она была готова объединяться хоть с йоббиками, в чем, правда, была среди венгерских либералов не одинока). Мировую известность ей принесло, пожалуй, «самое марксистское» произведение — «Марксова теория потребностей», которую она еще до эмиграции из ВНР смогла издать лишь за рубежом.

51Hg85eBaXL._SX322_BO1,204,203,200_

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 7 =