Да, плановая экономика может реально работать

technical-data-flow-stock-illustration-861713

 

Ли Филлипс/Михал Розворский 

Такие крупнейшие компании, как Amazon и Walmart, уже вовсю пользуются масштабным централизованным планированием. У нас же есть возможность использовать этот инструмент для общего блага. Социалистам следует вновь обратить свой взор на демократическое планирование и бороться за реальную альтернативу капитализму.

Спустя сто лет после Русской революции, призрак бродит по Западу — призрак того, что газета The Economist недавно окрестила «социализмом миллениалов».

Но что именно подразумевается под социализмом на этот раз? Это просто возвращение либерализма Нового курса или скандинавской социал-демократии? Это общественное здравоохранение и сильные профсоюзы? Это расцвет кооперативов — как того хочет теневой канцлер лейбористов Джон Макдоннелл?

И, прежде всего, какова в нашей альтернативе роль рынка в соотношении с экономическим планированием? Не это ли тот исходный пункт, где совет рабочих-асфальтоукладчиков начинает прокладывать уже государственную трассу?

Как писал Фридрих Энгельс, не стоит объявлять социализмом всякое государство, которое лезет заниматься вопросами производства: «Если государственная табачная монополия есть социализм, то Наполеон и Меттерних несомненно должны быть занесены в число основателей социализма». Сегодня с тем же успехом такой государственнический левиафан как Пентагон мог бы показаться едва ли не воплощением «коммунизма».

К счастью, на наших глазах развивается новый, гораздо более интересный разговор о роли рынков и экономического планирования, причем возник он с неожиданной стороны.

Джек Ма (Jack Ma), основатель китайской Alibaba Group — одной из крупнейших и наиболее дорогостоящих компаний в мире — утверждает, что предыдущие попытки государственного планирования в Советском Союзе и ранней Китайской Народной Республике потерпели неудачу из-за недостатка информации. Он предсказывает, что в течение следующих трех десятилетий благодаря искусственному интеллекту и огромному объему данных, к которым у нас теперь есть доступ, мы наконец-то сможем достичь плановой экономики.

Тем временем, в последние годы происходит нечто удивительно «коммунистическое» благодаря переходу от активного к пассивному инвестированию. Инвестор, владеющий пакетами акций одной телекоммуникационной или авиакомпании, например, желает, превзойти конкурентов: увеличить ее прибыль, пусть даже временно, за счет остальных. Но инвестор, которому принадлежит часть акций в каждой телекоммуникационной или авиакомпании, как это происходит в пассивно управляемом индексном фонде, преследует совершенно иные цели. Конкуренция здесь играет гораздо меньшую роль. Обозреватель Bloomberg Мэтт Левайн (Matt Levine) представил себе медленный переход от нынешних индексных фондов, использующих простые инвестиционные стратегии, к будущему, где инвестиционные алгоритмы становятся все лучше и лучше, пока «в долгосрочной перспективе финансовые рынки не будут стремиться к совершенству знаний, своего рода центральному планированию — с помощью Робота наилучшего распределения капитала».

В книге «Народная Республика Walmart» мы показываем, как вопреки традиционному аргументу экономистов свободного рынка Людвига фон Мизеса и Фридриха Хайека, экономическое планирование миллионов товаров и услуг с бесконечным количеством переменных в цепочках поставок и множеством неценовой информации не просто возможно, а работает с невероятным успехом.

Да, Walmart — это ужасная корпорация, где царят злоупотребления в трудовой сфере, абсолютно скучная и отчужденная работа, но это интересный пример практической осуществимости планирования из-за того, как оно работает и насколько оно велико. Walmart, крупнейшая компания в мире, нанимает больше работников, чем любая другая частная фирма, она является третьим по величине работодателем в мире после Министерства обороны США и Народно-освободительной армии Китая. Если бы это была страна, то ее экономика по размерам равнялась бы примерно экономике Швейцарии.

Walmart, разумеется, продает товары на рынке. При капитализме цены все еще являются исходными данными для процесса планирования как для корпораций, так и для государств. Однако, сегодня кроме самих цен в распоряжении фирм имеется экспоненциально растущий объем информации, непосредственно касающейся предпочтений людей или использования ресурсов. Например, мы уже сейчас можем минимизировать выбросы углекислого газа при транспортировке товаров наряду с затратами. Существует сложный вопрос о том, как мы соотносим вещи друг с другом — хлопок со сталью или невыносимо отупляющий труд с искусством, — но лишь обладатели крайне скудного воображения могут полагать, что только только рынки способны определять эти многомерные вопросы сравнения, а не мы сами, демократическим путем.

Несмотря ни на что, Walmart занимается крупномасштабным планированием без прямого посредничества со стороны рынков, от чего бы у Хайека волосы встали дыбом. На внутрикорпоративном уровне, как и практически все крупные и малые фирмы, это диктаторская плановая экономика: руководители говорят работникам, что делать, отделы реализуют поставленные сверху цели, а товарооборот идет по указаниям.

Удерживаясь на рынке на плаву, Walmart является одновременно и «островом сознательной власти», как выразился сотрудничавший с Кейнсом экономист Деннис Робертсон, и «островом тирании», как перефразировал его социальный теоретик Ноам Хомски. Капитализм скрывает как планирование, так и дисциплинарный характер всего, что происходит внутри корпорации. Рынок может быть свободным, но работа — это постоянная несвобода. Современная экономика в значительной степени уже спланирована, а не спонтанна, но она также является обителью повсеместного владычества, от которого нам еще только предстоит освободиться. Это коренным образом изменит наши подходы к планированию и производству.

Планирование Walmart выходит за рамки его четырех стен. Специалисты по коммерческим исследованиям и операционные аналитики связывают успех логистического чуда Walmart с тем, что компания одной из первых внедрила такие инновации как непрерывное замещение, управляемые поставщиком запасы, компьютеризация, а также доверие, открытость, взаимодействие и прозрачность информации на всех этапах цепочки поставок.

Плановое «упрочнение» цепочки поставок Walmart резко контрастирует с катастрофой сетей розничной торговли Sears. Генеральный директор Sears Эдвард Ламперт был настолько страстным поклонником Айн Рэнд, что после поглощения компании он создал внутренний рынок, на котором подразделения конкурировали друг с другом, что привело к секретности информации, дублированию, хаосу и, в конечном счете, банкротству. К сожалению, вместо того, чтобы быть признанным неудачником, «внутренний рынок» периодически импортируется в государственный сектор и в настоящее время способствует упадку Национальной службы здравоохранения Англии.

Однако крах Sears бледнеет по сравнению с еще более катастрофическими сбоями рыночных механизмов в других местах.

В мире заканчиваются эффективные антибиотики, ибо, как предупреждали все от Центров по контролю заболеваний до бывшего главного врача Соединенного Королевства, из-за отсутствия рентабельности фармацевтические гиганты почти тридцать лет назад в большинстве своем вышли из бизнеса антибактериальных исследований. Потеряв столько лет опыта антибактериальной защиты, возврат к медицине викторианской эпохи — дело лишь нескольких десятилетий.

После двадцати лет климатической дипломатии нефтяная компания BP в прошлом году сообщила, что доля неископаемых энергоносителей в структуре мировой энергетики ничем не отличается от той, что была в 1998 году. Перед лицом экзистенциальной угрозы климатических изменений мы стоим на месте. Это связано с тем, что пущенная на самотёк рыночная экономика будет продолжать добычу ископаемых видов топлива даже если планета превратится в одну мега-теплицу.

Хорошие новости для окружающей среды в большинстве случаев приходят от нерыночного вмешательства. Мы почти полностью решили проблему истощения озонового слоя не благодаря рынку, не благодаря отказу от наших холодильников или лака для волос, а благодаря регулированию. Таким же образом регулирование, а также инфраструктура государственного сектора и государственная поддержка инноваций — греху якобы неэффективной политики «назначения победителей» — стали ключом к успеху в ликвидации кислотных дождей и 7-процентном глобальном увеличении лесного покрова за последние тридцать пять лет.

Вот почему так важен «Новый зеленый курс», в котором основное внимание уделяется надежному планированию и действиям государственного сектора, а не корректировкам рынка. Торговля квотами на выбросы в Калифорнии в меньшей степени повлияла на сокращение выбросов парниковых газов в этом штате, чем классические правила управления и контроля, а наибольшее единичное сокращение выбросов в Северной Америке произошло из-за решения правительства провинции Онтарио закрыть все свои 19 угольных электростанций.

Урок, извлеченный из всех этих неудач и успехов, состоит в том, что если что-то приносит прибыль, независимо от того, насколько оно вредно, то это будет происходить и дальше без нерыночного вмешательства, т.е. без планирования. Аналогичным образом, если что-то становится неприбыльным, независимо от того, насколько это полезно, оно не будет произведено, опять же, в отсутствие планирования.

В то же время широко распространенное подозрение к бюрократии в неподотчетности и даже в произвольном, авторитарном ограничении свободы является верным. Walmart может быть чудом логистики, но это также одна из многочисленных частных вотчин в рыночной системе. Одного лишь планирования недостаточно. Оно должно быть по-настоящему демократичным.

Общим для экономических планировщиков Walmart и Amazon (или Foxconn и Daimler) является не только планирование в крупных масштабах, но и полное отсутствие демократии. Более половины сотрудников Walmart, занятых неполный рабочий день, говорят, что у них не хватает денег на удовлетворение своих базовых потребностей, а многие сотрудники этой уничтожающей профсоюзы компании нуждаются в продовольственных талонах, чтобы свести концы с концами. Работники складов Amazon мочатся в бутылки из страха быть уволенными за поход в туалет, находясь под постоянной слежкой при помощи браслетов, издающих сигнал тревоги о любой потраченной впустую миллисекунде. В самые знойные дни года у складов Amazon дежурили парамедики для оказания помощи изнуренным жарой работникам. Генеральный директор Amazon Джефф Безос (Jeff Bezos), этот лысый безусый Сталин интернет-торговли, сконструировал свой собственный паноптикумом — капитализм надзора и несвободы.

Нам необходимо использовать наши огромные производственные ресурсы для достижения лучших целей — и с помощью политики мы можем это сделать. И поскольку технологии уже позволяют перейти от споров «нужно ли нам планирование?» к вопросу «какого рода планирование нам нужно?», подлинный демократический контроль планирования как на уровне предприятия, так и на уровне правительства должен стать непреложной основой нашего видения.

Jacobin Magazine 

Перевел с английского Андрей Мовчан

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =