(Не) левая Европа: каким будет Европарламент 2019

shutterstock_349667990

Катерина Данилова

23-26 мая пройдут выборы в Европарламент, в один из крупнейших выборных органов власти в мире (количеством мест он уступает только индийскому — 751 против 790). Несмотря на постепенное расширение полномочий этого учреждения, его влияние остается довольно ограниченным из-за разделения власти между различными учреждениями ЕС.

Европарламент — один из законодательных органов власти Европейского Союза (вторым является Совет Европейского Союза), но он лишен законодательной инициативы. Это право принадлежит органу исполнительной ветви — Европейской комиссии. Предложенные ею нормативно-правовые акты должны быть приняты Европарламентом и Советом Европейского Союза. Учитывая, что Совет ЕС, состоящий из министров национальных правительств, также должен утверждать новые регламенты и директивы, влияние национальных государств в законодательной функции ЕС никуда не исчезает. Это создает еще один противовес для Европарламента.

Другой функцией Европарламента является надзор за Европейской комиссией. Европарламент утверждает кандидатуру президента Еврокомиссии и 27 других ее членов. Саму Еврокомиссию Европарламент может распустить вотумом недоверия. Также вместе с Советом ЕС Европарламент создает комиссию, которая определяет бюджетный план. Таким образом, несмотря на ограниченность полномочий Европарламента, наличие у него законодательной, контролирующей и бюджетной функции делают его важным органом для определения европейской политики. А учитывая позицию ЕС в международной экономике, изменения в ее политике будут иметь значительное влияние на другие государства, в частности на Украину. Именно поэтому важно рассмотреть главные электоральные тенденции и разобраться, чего именно стоит ожидать от этих европарламентских выборов.

Против течения: мейнстримные фракции теряют позиции

Европейский парламент состоит из нескольких крупных фракций, в которые входят партии разных стран. Распределение по фракциям происходит по идеологическому принципу. Некоторые партии сразу идут на выборы как представители определенных фракции, другие присоединяются к ним после выборов или вообще остаются внефракционными. Крупнейшими фракциями по количеству мест в Европарламенте прошлого созыва были Европейская народная партия (ЕНП) и Прогрессивный альянс социалистов и демократов (ПАСД).

ЕНП (христианские демократы и консерваторы) и ПАСД (социал-демократы) — центристские партии, они традиционно набирают больше голосов. Эти фракции будут доминировать и в новом парламенте, но их позиции сильно ослабнут. 168 мест отойдет ЕНП и 147 мест получат социал-демократы, что почти на 40 мест меньше, чем в нынешнем парламенте[1]. Такое падение поддержки мейнстримных фракций идет параллельно с похожими тенденциями в Германии, где на прошлых выборах «народные партии» Христианских демократов и социал-демократов получили значительно меньше голосов. Похожие процессы происходят во Франции и Италии.

Исключение составляет только Великобритания. Во-первых, Консервативная партия Великобритании относится к евроскептической фракции Европейских консерваторов и реформаторов, поэтому ЕНП традиционно не получает мест в этой стране. Во-вторых, само голосование в Британии спасает социал-демократов на этих выборах. В период, когда Британию не включали в электоральные опросы из-за ожидания Брексита, позиции ПАСД достигали рекордно низких 125 мест. С отсрочкой Брексита до октября 2019 британские партии также вошли в избирательную кампанию. На этих выборах в Британии лейбористская партия должна получить уверенную победу над консерваторами. Именно последние больше ассоциируются с проведением Брексита, а потому мобилизовать своих собственных избирателей на выборы в Европарламент им трудно даже под знаменами евроскептицизма.

s11Desktop

Прогноз по распределению фракций в Европарламенте следующего созыва по состоянию на 20.05.2019. Ресурс 

На результаты ЕНП негативное влияние может иметь временное отстранение венгерской национал-консервативной партии Фидес, известной своей «сорософобией». Жесткая антимигрантская политика Фидес, как и проведение спорной судебной реформы в Венгрии, стали главными поводами для исключения партии. В ответ на отстранение Виктор Орбан уже заявил, что его партия не будет поддерживать Манфреда Вебера, главного кандидата от ЕНП, в выборах на пост президента Еврокомиссии. Долгосрочное устранения Фидес может привести к окончательному выходу этой партии с ЕНП и переходу к более правым и евроскептическим фракциям.

Правые, антимигрантские и евроскептические

Поражение центристских фракций тесно связано с растущей популярностью других, более радикальных фракций. В результате этих выборов в Европарламенте сформируется новая, мощная фракция из (ультра)правых евроскептических партий. Создание такой фракции инициировал Сальвини — один из руководителей итальянской партии Лига Севера и члены Альтернативы для Германии. Сальвини начиная с 2018 года является вице-премьер-министром Италии, а также министром внутренних дел. При нем Лига Севера стала одной из крупнейших партий итальянского парламента в 2018 году. Он способствовал изменению идеологии партии с просеверного и даже сепаратистского к общеитальянскому национализму, укрепив жесткую правую позицию по вопросам беженства, иммиграции и евроскептицизма. Похожие позиции занимают и другие ведущие партии в будущей правой фракции. Созданная в 2013 году Альтернатива для Германии наращивала свое влияние с ростом антимигрантских движений и стала третьей крупнейшей партией в немецком Бундестаге после выборов 2017 года. АдГ получит около 11% голосов на европарламентских выборах этого года. Готовность присоединиться к фракции Сальвини заявили и другие национал-консервативные партии. Сальвини и Ле Пен также пригласили во фракцию польскую Право и справедливость и венгерский Фидес.

Альянс Сальвини в нынешнем составе, скорее всего, станет четвертой самой многочисленной фракцией в Европарламенте. Наибольшее количество мест фракция получит именно в Италии, Германии и Франции. От Франции в парламент баллотируется Национальный фронт Мари Ле Пен. Первым кандидатом от НФ на европейских выборах является 23-летний Жордан Барделло, позиция которого хорошо иллюстрирует стремление самой Мари Ле Пен к демаргинализации и обновлении партии. Открытые ксенофобские или антисемитские высказывания заменяются на более субтильную правую риторику защиты местных традиций и ценностей от глобализационных тенденций и «исламизации», а также защиту суверенитета Франции от посягательств «европейских элит». Такая менее агрессивная, но националистическая по своей сути риторика, делает Национальный фронт одной из самых популярных партий во Франции на этих евровыборах.

Ультраправые партии входят и во фракцию Европейских консерваторов и реформаторов, которая, в общем, должна быть более умеренной чем Альянс. От Италии в ЕКР может войти праправнук Бенито Муссолини, который определяет свои политические взгляды как «постфашистские». Так, количество потомков Муссолини в Европарламенте может вырасти до двух человек, ведь праправнучка итальянского фашиста Алессандра Муссолини уже имеет опыт депутатства в парламенте от фракции ЕНП. Хотя случаи вхождения сторонников ультраправых взглядов в Европарламент является громкими прецедентами, они только яркие события на общем фоне менее сенсационной, но не менее последовательной националистической политики этих фракций.

Крупнейшими партиями, входящими во фракцию ЕКР является польская Право и справедливость и британская Консервативная партия. Как уже было отмечено ранее, последняя будет иметь плохие результаты на этих выборах. Она принесет фракции около 12 мест. Польская Право и справедливость обеспечит ЕКР около 22 мест в парламенте, что сделает ее самой сильной и самой влиятельной партией во фракции. ПиС известна своей евроскептической и антимигрантской политикой, продолжает выступать против введения евровалюты в Польше, европейской миграционной политики и любых проявлений расширения полномочий ЕС. На почве конфликтов связанных с ПиС в медиа было много спекуляций на тему ее выхода из фракции и перехода в Альянс Сальвини, но учитывая высокие электоральные показатели такое развитие событий маловероятно.

Антимигрантские настроения сочетаются с националистическим евроскептицизмом и составляют идеологическую основу обеих фракций, Альянса Сальвини и ЕКР. Отличие лишь в оттенках. В ближайшие пять лет так называемый правый поворот станет реальностью не только для отдельных европейских стран, но и для всего Европейского Союза. Вместе партии правого толка получат более 130 мест в Европарламенте. Но это пока только две откровенно правые фракции в Европарламенте, где главную роль все же играть центристы и леволибералы. Хотя правые и улучшили свои позиции, они обречены на роль оппозиции.

Кандидаты в «младшие партнеры»: либералы и зеленые

В следующем Европарламенте ощутимо улучшит свои позиции Альянс либералов и демократов Европы (АЛДЕ) — фракция проевропейских, бизнес-ориентированных либеральных партий, выступающих против государственного вмешательства в экономику, за ее либерализацию, урезание социальных расходов и снижение налогов. Кроме того, эти партии обращаются к темам дигитализации, изменений климата и даже квир-политики — к проблемам, которые апеллируют к представителям среднего и высшего классов. Но, как пошутил ведущий немецкого сатирического шоу, либералы выступают за женщин и климат, пока в эти направления не надо вкладывать деньги.

На этих выборах фракцию усилило вхождения в нее партии французского президента Эммануэля Макрона “Вперед!”. Также немецкая партия Свободных либералов наберет больше голосов, что обеспечит АЛДЕ еще десять мест в парламенте. Либеральные позиции АЛДЕ в вопросах свободной торговли и открытых рынков хорошо соотносятся с углублением евроинтеграции. Упор на углублении сотрудничества внутри Европейского союза делают АЛДЕ вероятным партнером по коалиции.

Другой возможный кандидат на коалицию с мейнстримными фракциями является фракция Зеленых. Глава списка от Европейской народной партии, Манфред Вебер, хочет включить Зеленых в коалицию, чтобы уменьшить влияние евроскептических групп. Представители от Зеленых более осторожны в заявлениях о возможной кооперации, поскольку не разделяют консервативных ценностей ЕНП и очень негативно относятся к политике Фидес и Австрийской народной партии. Впрочем, вспоминая события позапрошлогодних выборов в немецкий Бундестаг, когда христианские демократы были в шаге от того, чтобы создать с Зелеными и Свободными либералами так называемую «ямайскую коалицию» (по цветам партий — черный, желтый и зеленый), трудно отрицать возможность создания европарламентской коалиции несмотря на «ценностное недоразумение». Тем более, на этих выборах Зеленые выглядят более привлекательными партнерами, если принимать во внимание рост их поддержки.

Своей популярностью фракция, вероятно, должна быть благодарна появлению новых крупных экологических движений вроде Fridays for Future или Extinction Rebellion. И хотя эти движения являются низовыми и непартийными, сама популяризация этих вопросов, введение их в мейнстримный политический дискурс, играет на пользу фракции. Зеленые также представили свой манифест леволиберальной направленности, в котором указаны такие пункты, как полный отказ от угольной промышленности, инвестиции в зеленую энергетику, но также и феминистские позиции направленные на борьбу против гендерно-обусловленного насилия (опять отсылка к популярному низовому движению) и промигрантские, пробеженские пункты.

pasted_image_0

Fridays for future: Демонстрация школьников в Берлине против изменения климата 

Хотя партия и вернулась к заново популяризованной в Штатах концепции Зеленого нового курса, того критического к крупным предприятиям месседжа, который сейчас обсуждается в американских дебатах, в манифесте не найти. Единственное упоминание о регуляции рыночной власти крупных корпораций касается сектора цифровых технологий. Что касается других сфер экономики, фракция выступает за «позеленения» («greening») производств и финансового сектора, что бы это ни значило. За время своего существования большинство зеленых партий прошли путь от антиистеблишментских политических организаций к пробизнесовым партийным структурам. Поэтому не стоит удивляться, что и зеленый новый курс для фракции не означает ничего другого, кроме «позеленения» крупного капитала.

Радикальные левые

Другой фракцией, которая также делает значительный акцент на экологической политике является фракция Европейских объединенных левых / Лево-зеленые Севера. Эта фракция объединяет партии на позициях демократического социализма, экосоциализма и феминизма. В апреле 2019 левые представили свой климатический манифест, в котором упор делался на несовместимости идей спасения климата и свободной рыночной экономики. Но несмотря на антикапиталистические заявления, все методы предотвращения климатической катастрофы прописанные в манифесте, хотя и более конкретные, и критические к крупному бизнесу чем у зеленых, не выходят за пределы капиталистической экономики. В отличие от зеленых, левые не могут просто инструментализировать имеющиеся экологические движения, ведь их повестка дня часто довольно либеральная. Поэтому задача, которая встала перед левыми, заключается в смещении акцентов в современных климатических дебатах к более радикальным и действенным решениям.

Что касается мобилизации избирателей, то левые, вероятно, будут иметь худшие результаты в этом парламенте и получат на несколько мест меньше чем в предыдущий созыв. Обе леволиберальные партии, как и радикально правый Альянс Сальвини смогли воспользоваться падением популярности центристских фракций и нарастить собственную поддержку. Что же помешало росту популярности левых?

Наибольшие потери для Левой фракции можно наблюдать в Испании, где левые партии получат на пять мест меньше. Результаты предыдущих опросов для испанских партий в Европарламенте частично отражают результаты национальных выборов в парламент в апреле 2019 года, а именно поражение лево-популистского проекта Подемос. Уменьшение поддержки Подемос можно связать с ее «нормализацией». Партия, которая частично выросла из массового социального движения против политики жесткой экономии Indignados и выражала антиэстеблишментские позиции, потеряла связь с низовой политикой и сама стала рядовой парламентской силой. Кроме того, рост правых, националистических сил после референдума в Каталонии создал плохие условия для любой радикальной левой политики.

Частично компенсирует испанские потери Франция. «Непокоренная Франция» Жана-Люка Меланшона получит восемь депутатских мест в парламенте. Это делает НФ значительно сильнее более центристской Социалистической партии, входящей в ПАСД. Такие изменения, вероятно, связаны с радикализацией бывших избирателей центристских партий, которая могла произойти из-за многомесячных социальных протестов жёлтых жилетов против политики президента Макрона.

 Непокоренная Франция, в отличие от Социалистической партии, имеет евроскептические позиции. Евроскептицизм левых существенно отличается от критики ЕС Сальвини и Ко. Для левых евроскептиков на повестке дня стоит борьба за проведение социально ориентированной экономической политики, которая противоречит неолиберальным порядкам в ЕС, расширение демократии и самоуправления общин, а не защиты национального суверенитета как такового. В евроскептицизме Меланшона проявляется его более реалистичная левая позиция, ведь в случае победы на национальных выборах, кейнсианский проект, за который выступает «Непокоренная Франция», будет возможным только наперекор европейским институтам. Необходимость критики Европейского Союза слева становится очевидной, если взглянуть на недавнюю неолиберальную политику ЕС в сферах энергетики (либерализация рынка газа и электроэнергии) и инфраструктуры (требования открытия национальных рынков железнодорожных перевозок для частных компаний). Но, несмотря на результаты партии Меланшона на этих евровыборах, ее приход к власти в ближайшее время маловероятен. Партия Ле Пен набирает гораздо больше голосов. Эрозия социального государства, которую только ускоряет правление Макрона и неолиберальная политика ЕС вместе с ростом количества беженцев и мигрантов становится благоприятной почвой для роста поддержки правых партий не только во Франции.

Левая партия (Die Linke) в Германии также фокусируется на социальных вопросах. Её представители говорят об улучшении положения рабочих, росте минимальной заработной платы, установлении минимального налога для крупных предприятий по всему ЕС для предотвращения вывода прибыли в страны с более либеральным налоговым законодательством и высоких налогах для таких мегаконцернов, как Amazon и Google. Новый вопрос, который задают благодаря низовым социальным движениям — это регулирование рынка жилья. Концентрация жилья в частных компаниях приводит к значительному росту цен на аренду, что ведет к большому количеству других социальных проблем. Немецкие Левые активно обращаются к этой теме в своей агитации, выступая за национализацию крупнейших предприятий-арендодателей и более активное развитие социального жилья.

Немецкие левые также часто критикуют ЕС за отсутствие демократизма и неолиберальную политику. В ответ на эти проблемы Левые выступают на выборах за рост роли Европарламента, создание европейской конституции, проведение всеевропейских референдумов. Так, критику ЕС Левые пытаются совместить с еврооптимистичными требованиями, в результате это дает довольно противоречивую позицию. В вопросах политики идентичности, борьбы с сексизмом, расизмом и т.п., Левые в своей программе почти не отличаются от леволиберальных сил, что способствует «распылению» их потенциальных избирателей между другими фракциями. С другой стороны, заигрывание с правой критикой миграции, чем занималась одна из лидерок Сара Вагенкнехт, могло отпугивать от партии большой круг избирателей. Инициированное Вагенкнехт движение «Вставайте» (Aufstehen), которое ставило целью привлечь к левому флангу возможных сторонников Альтернативы для Германии, также не имело желаемого успеха. Отсутствие четкого согласия по некоторым вопросам, отражающий политические и идеологические конфликты внутри партии, делает позиции немецких Левых малоубедительными. Это плохо влияет на электоральные успехи партии. Лишь незначительно улучшив свои позиции, немецкие Левые получат около 9 мест в парламенте.

В странах Центральной и Восточной Европы позиции Левой фракции традиционно плохие. От Левых в Европарламент с ЦВЕ пройдет только два кандидата от Коммунистической партии Богемии и Моравии и впервые пройдет кандидат от молодой экосоциалистической словенской партии Левые, Виолетта Томич. В своем интервью «Евроньюс» Томич проговорила много важных социальных вопросов, в том числе и повышение минимальной заработной платы, необходимость решительных, вплоть до изменения экономической системы, действий для предотвращения климатической катастрофы и предложила вариант альтернативного/левого видения Европы. «Европейская идентичность» должна строиться, по мнению Томич, на ценностях антифашизма и мира, а не на христианских скрепах, как предлагают консерваторы.

Таким образом, фракция Европейских объединенных левых / Лево-зеленые Севера потеряет несколько мест в Европарламенте нового созыва, что свидетельствует об электоральной стагнации фракции. Это связано как со структурными проблемами, так и тактическими ошибками самих левых партий: недостатком демократизма и противоречиями внутри партий, заигрывании с правой риторикой или наоборот фокусировке на политике идентичности, потере связи со своей социальной базой и тому подобное. Неспособность воспользоваться упадком центристских партий обрекает левых на роль не очень влиятельной оппозиции.

Выводы

Европарламент нового созыва будет довольно сильно отличаться от предыдущего. Упадок традиционных центристских партий, усиление правых партий, с одной стороны, и (лево)либералов, с другой, вместе с отсутствием значительной положительной динамики среди радикальных левых будет определять деятельность нового Европарламента. Отсутствие реальной власти у левых партий будет означать продолжение неолиберализации европейской экономики и отсутствие изменений в отношениях со странами глобального Юга, которые часто имеют империалистический характер. Впрочем, ощутимо усилилось влияние низовых социально-политических движений на электоральные успехи и программы фракций. Экологические, феминистские, социальные, но также антимигрантские движения способны влиять не только на локальную, национальную политику, но и на политику на уровне Европейского Союза. Это может стать залогом позитивных изменений, если в следующие пять лет левые активизируют свою не парламентскую деятельность и вернут себе гегемонию в прогрессивных низовых социальных движениях.

Примечания

  1. Электоральные прогнозы относительно нынешних выборов в Европарламент взято из проекта Poll of Polls издание Politico . В ЕС не существует общеевропейских электоральных опросов, поэтому синтезированные по особой процедуре различные национальные опросы (с каждой страны берется более одного опроса), делает Poll of Polls одним из самых надежных инструментов для предсказания электоральных результатов для выборов в Европарламент.  

Оригинал на украинском: Спiльне  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 5 =