Антисемитизм в Советском Союзе

2077319_original

Артём Кирпичёнок

«…Наши братские чувства к еврейскому народу определяются тем, что он породил гениального творца идей коммунистического освобождения человечества и научно овладевшего высшими достижениями германской культуры и культуры других народов — Карла Маркса, что еврейский народ, наряду с самыми развитыми нациями, дал многочисленных крупнейших представителей науки, техники и искусства, дал много славных героев революционной борьбы против угнетателей трудящихся и в нашей стране выдвинул и выдвигает все новых замечательных и талантливых руководителей и организаторов во всех отраслях строительства и защиты дела социализма. Всем этим определяется наше отношение к антисемитам и антисемитским зверствам, где бы они ни происходили»

В. Молотов

«Тайно дискриминируемая еврейская элита»

Г. Костырченко

В последние 30 лет вопрос истории антисемитизма в Советском Союзе отдан на откуп буржуазной и националистической историографии, что является серьезной политической ошибкой. Государственные и корпоративные СМИ регулярно декларируют, что в СССР  проводилась политика «государственного антисемитизма», не встречая серьезных возражений со стороны левого и коммунистического лагеря. Чаще всего в качестве ответа на подобные обвинения звучат общие слова о «советской дружбе народов» и «отсутствие антисемитизма в СССР» как такового, что не может удовлетворить рабочих, молодежь и представителей интеллигенции, серьезно интересующихся этой проблемой.   Этот текст ставит своей задачей начать работу по устранению этой лакуны в марксистской историографии советского периода.

От Революции и до войны

С начала эпохи Просвещения противодействие антисемитизму являлось важной задачей прогрессивных сил. На протяжение веков европейцы исповедующие иудаизм были единственной нехристианской конфессией Европы. В некоторых отсталых регионах евреи были фактически особым торговым сословием, со своими привилегиями и ограничениями. Консервативный лагерь, исходя из клерикального и сословного видения общества, отказывался признать за ними общегражданские права. Буржуазные, а в дальнейшем и пролетарские революционеры выступали за равноправие евреев с прочими гражданами страны.

Этот вопрос особенно остро стал на рубеже XIX – XX веков вследствие массовой эмиграции восточноевропейских евреев на Запад. Неприятие и противодействие этой эмиграции породил современный антисемитизм, основанный на тезисе, что евреи являются «чужаками», «дестабилизирующем элементом» от которого следует избавиться тем или иным образом. Эту точки зрения разделяли и сионисты, призывающие евреев «добровольно» уехать из Европы в Азию или в Африку («Угандийский проект»).

Первая Мировая Война, крах «belle epoque», мировая революция 1917-1921 гг. вывела «еврейский вопрос» на новый уровень. Правые видели в евреях простое объяснение катастрофы уничтожившей старый мир. Революционеры, евреи и большевики стали синонимами для всех реакционеров и консерваторов. «Протоколы Сионских мудрецов», «Мечеть Парижской богоматери» начала XX века, внезапно превратилась в настольную книгу Уинстона Черчилля, Генри Форда, обозревателей «Таймс». Георгий Гинс вспоминал про адмирала Колчака: «…особенно занимали его в эту поездку «Протоколы сионских мудрецов». Ими он прямо зачитывался. Несколько раз он возвращался к ним в общих беседах, и голова его была полна антимасонских настроений. Он уже готов был видеть масонов и среди окружающих, и в Директории, и среди членов иностранных миссий».[1] Нынешнее возмущение украинскими евреями забывшими погромы войск Петлюры отдает немалым лицемерием. Ведь точно так же верхушка российских евреев поспешила «забыть» злодеяние деникинских погромщиков.    

В этой ситуации борьба против антисемитизма, ассоциировавшегося с контрреволюцией, стала одной из важнейших задач советской власти. 25 июля 1918 года был принят «Декрет о борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами». В годы Гражданской войны по нему было осуждено от 2 до 10 тысяч человек. Наряду с репрессиями правительство революционной России проводило активную образовательную и разъяснительную работу, направленную на искоренение этого зла. Так одно из немногих аудиообращений В.И. Ленина, было как раз посвящено противодействию антисемитской погромной агитации. [2]

Революция открыла еврейской молодежи и специалистам доступ во все сферы жизни советского общества. Максим Горький рассказывал, что по словам В.И. Ленина именно благодаря еврейской интеллигенции привлеченной к строительству нового государства, был сорван саботаж старых дореволюционных кадров. Начиная с конца 1920-х годов, в связи с ликвидацией НЭПа, евреи стали переселяться из местечек в крупные города. В ряде важнейших мегаполисов СССР они стали крупнейшим национальным меньшинством. Еврейская молодежь успешно использовала открывшиеся возможности и преуспевала в науке, в культуре, в политической жизни, в силовых структурах.

С этого момента и до конца существования Советского Союза, евреи стали неотъемлемой частью советской элиты.  Лишь в армии, силовых структурах и партийном аппарате число евреев резко сократилось в конце 1930-хх годов, чтобы было связано, прежде всего со сталинскими чисткам ударившим по старым  кадрам. В дальнейшем число евреев в силовых структурах не восстанавливалось, что в целом сопоставимо с другими странами, например с США, где в генералитете, ЦРУ и ФБР евреи никогда не играли заметной роли.

Политика СССР 1920-1930-хх резко контрастировала с основными тенденциями в жизни буржуазных государств, где антисемитизм становится легитимной частью идеологии среднего класса, а в законодательствах появляются антиеврейские квоты и ограничительные акты. Но полностью искоренить антисемитизм в советском обществе за короткий постреволюционный срок, конечно же было невозможно.

Антисемитские настроения глубоко укоренились среди интеллигенции еще с XIX века. Большинство этих людей и после революции сохранили свои дореволюционные взгляды и предрассудки. Потребность советской власти в специалистах не позволила провести в это среде масштабные чистки.  Антисемитизм авторов, бросается в глаза читателям «Окаянных дней» Бунина, дневников Юрия Готье, записок «Советской Анны Франк» — Нины Луговской. Один из самых известных проводников антисемитской политики 1940-хх годов – нарком просвещения В.П. Потемкин был выходцем из старой московской профессуры. Стоит напомнить, что  «совесть» советской интеллигенции 90-хх годов, Дмитрий Лихачев так же был отправлен на Соловки за распространение антиеврейского опуса Генри Форда. [3]

2076793_original

«Разговор о еврейском засилье в вузах — любимый конёк агитации белогвардейского студенчества». «Антисемитизм у артистов переходит всяческие границы». Поэты из «Ордена русских фашистов» требуют переселить всех евреев в Палестину». Так в 1926 году описывал ОГПУ проявления антисемитизма в среде русской интеллигенции. Только в одной Москве в 1927/28 годах за антисемитизм было осуждено 59 человек. [4]

Многие эти люди пережили чистки 1937 года и войну, посеяв зерна ксенофобии среди своих учеников-единомышленников, которые с открытым ртом внимали мудрецам «старого времени, каких уже нет, да и не будет». В начале 00-хх годов автор с большим удивлением слушал рассказы об антисемитских традициях в почтеннейших культурных и научных учреждениях Ленинграда, уходящих корнями еще к профессуре дореволюционной эпохи.

Разумеется, далеко не полностью был изжит и бытовой антисемитизм, наследие невежества и пропаганды старого режима.

Незадолго до своей смерти Н.К. Крупская писала, что опасность рецидива антисемитизма в Советском Союзе существует, и дальнейшие события подтвердили этот печальный прогноз. [5]

Подъем антисемитских настроений приходится на первую половину 1940-хх годов Образовательная революция эпохи Великого перелома, подготовила множество образованных кадров, которые начали делать активную карьеру в экономике, культуре, на государственной службе. Это привело к конфликту между молодыми специалистами и старой номенклатурой, в которой евреи играли заметную роль еще с послереволюционной эпохи. В какой-то форме повторилась ситуация XII-XIII века. В Высокое средневековье евреи были «нацией-классом» контролирующим торговлю и частично ремесло в отсталых европейских странах.  Появление христианских торговцев и ремесленников привело к волне погромов, а затем и к изгнанию евреев. Аналогичная ситуация сложилась и в СССР 30-40-хх годов. Сталинские специалисты начали активно вытеснять старые кадры, не гнушаясь и антисемитской риторикой.

Историк Алексей Волынец в своей биографии Жданова отмечал, что «В 1946—1947 годах в аппарат Жданова поступило заметное количество обращений и «сигналов», в которых сообщалось о засилье в советских органах — от МГУ до средств массовой информации — людей с еврейскими фамилиями. Жданову были представлены подробные отчёты о процентном соотношении национальностей в кадровом составе различных учреждений и даже докладная записка о состоянии советской еврейской литературы». [6]

Но еще раньше в 1941 году на имя Жданова была подана докладная записка касательно ситуации с кадрами в Институте мирового хозяйства и мировой политики (ИМХиМП):

«…В институте лишь незначительная часть должностей, как правило второстепенных, замещены русскими людьми. Так, из 68 старших научных сотрудников русских только 20 человек. Из 16 референтов — пять человек, из 13 аспирантов — четыре человека. Особенно неблагополучно обстоит дело с руководящими кадрами института. Из 15 человек руководящих кадров… восемь человек по социальному происхождению торговцы, четверо — выходцы из других партий, один исключался из партии, четверо имеют близких родственников за границей. Среди руководящих работников (дирекция, заведующие секторами) — только два человека русских… Приводим некоторые данные о некоторых руководящих работниках:

Левина Ревекка Сауловна — заместитель директора института, член ВКП(б) с 1918 года. Родители живут в Америке, в 1931–1932 годах ездила туда к родителям…

Леонов Исаак Соломонович — ученый секретарь, член ВКП(б) с 1919 года.

Геллер Лев Наумович — руководитель сектора рабочего движения, член ВКП(б) с 1904 года, в 1917–1919 годах — в группе интернационалистов.

Лемин Иосиф Михайлович — руководитель сектора международных отношений… Член ВКП(б) с 1925 года, в прошлом — троцкист, сын купца».[7]

В последующие годы советские и партийные органы стали получать все больше подобных «сигналов». Важно отметить, что все антиеврейские демарши 1940-хх-1950-хх годов были хорошо документированы и представлены в архивах, в отличие от свидетельств «государственного антисемитизма» более позднего времени. Подобно «Большому террору» 1937 года, позорная антиеврейская компания 1940-хх-1950-хх годов стала результатом целой совокупности факторов:

1) Вытеснением молодыми назначенцами старой партийной номенклатуры.

2) Влиянием нацистской пропаганды в годы войны «Немцы ведут войну против евреев и коммунистов,  они грамотный и чистый в быту народ, уважают православие и хотят распустить колхозы»

3) Аппаратными интригами между различными группировками в научных кругах, МГБ, и в партийном аппарате. (Примером тому может быть знаменитое «Дело врачей»).

4) Заигрывание с русским национализмом.

5) Крах ближневосточного аналога пакта «Риббентроп-Молотов» — поддержки СССР создания государства Израиль.

Подробности «борьбы против безродных космополитов» хорошо известны. Тысячи людей были репрессированы, потеряли работы, подверглись разным формам дискриминации, утратили веру в советскую власть. Были ликвидированы культурные и общественные организации. Вместе с тем антисемитская кампания отнюдь не вытеснила евреев из советской элиты. Несмотря не на что, евреи продолжили занимать важнейшие позиции во всех сферах жизни советского общества и до, и после 1953 года.

Любопытно, что несмотря на все антисемитские эксцессы начала 1950-хх многие наблюдатели, даже враги Советской Власти, отказывались признавать наличие антисемитизма в СССР. В 1951 году Менахем Бегин, лидер израильской правой партии «Херут», а в дальнейшем премьер-министр Израиля писал: «Советская власть боролась с антисемитизмом с характерной настойчивостью. Правда заключалось в том, что она была анти-антисемитской…»

После Сталина

Говоря об антисемитизме в послесталинскую эпоху, следует отделять реально имевшие место проявления антисемитизма, и мероприятия советских государственных органов, направленных на борьбу с сионистскими группами.

На сегодняшний день мы не имеем документов подтверждающих проведения в СССР целенаправленной политики «государственного антисемитизма» во второй половине XX века. Даже в начале 90-хх годов, когда были открыты архивы, а новая «демократическая» власть делала все чтобы дискредитировать советское прошлое, подобные акты так и не были предъявлены.  Более того, изучение советских архивов далеко не дружелюбно настроенными по отношению к Советскому Союзу исследователями, опровергло ряд антисоветских мифов и в первую очередь легенду об якобы планировавшейся высылки евреев СССР в Сибирь в 1953 году.

Между тем, вера в «государственный антисемитизм» пережила СССР и усердно подпитывется не только корпоративными СМИ, но и искренней убежденностью многих людей, что подобное явление действительно имело место.  Это не должно вызывать удивления. В 1917 году для миллионов людей в России было аксиомой, что царица Александра Федоровна является немецкой шпионкой и спит с Распутиным. Сотни тысяч людей не сомневались в неизбежности «еврейских погромов» в конце 1980-хх годов. Сегодня либеральная интеллигенция верит, что Путин исповедует и пропагандирует культ Сталина.

Основанием для подобной конспирологии были  реальные антисемитские инциденты, с которыми сталкивались евреи стремившиеся поступить в ВУЗы, работники НИИ, военнослужащие.  Природу подобных ксенофобских проявлений, хорошо проанализировал Александр Шубин в своей работе «Диссиденты, неформалы и свобода в СССР»:

«Постоянная клановая борьба, которая идет в административных коридорах, должна быть как-то объяснена ее участниками — особенно если они живут в обществе, «лишенном классовых противоречий». Проигрывая карьерные стычки, чиновники и номенклатурные интеллектуалы ищут объяснение поражений не в собственных качествах, а в заговоре, направленном против них. Если раньше роль заговорщиков выполняли полумифические саботажники и троцкисты, то по мере социальной стабилизации страны все большее значение приобретали национальные мотивы. Враждебное влияние должно было быть занесенным извне, например — по линии национальных уз. Чиновники, склонные к национализму, видели объяснение в космополитической нации евреев, которая проникла в тело «социализма» и вредит славянскому ядру. При этом ксенофобы часто сталкивались и с «хорошими евреями».[8]

Бывший первый секретарь ленинградского горкома КПСС Григорий Романов открыто признавал свой антисемитизм в интервью, данном накануне смерти:

«Вот был случай — я остановил публикацию книги Дмитрия Сергеевича Лихачева «Византийские легенды». Редактором этой книги была Софья Полякова — еврейка. Приглашаю я Лихачева к себе, спрашиваю прямо: «Зачем вы таких людей к работе привлекаете?» Он спрашивает: «Каких?» Я: «Тех, которых не нужно». Он: «Евреев, что ли?» Я: «Да». Его это тоже почему-то обидело, хотя я был прав — евреи тогда стояли на антисоветских позициях, и мы должны были препятствовать их деятельности».[9]

Многие, конечно заметят, что антисемитские настроения встречались не только у советских руководителей. Достаточно вспомнить записи разговоров американского президента Ричарда Никсона, в которых он весьма откровенно высказывался по поводу «либерально-еврейской мафии» и «ж-да Киссинджера». Но с Советского Союза был особый спрос – именно это страна провозгласила своей идеологией пролетарский интернационализм. СССР постоянно находился под пристальным влиянием врагов и друзей. И то что люди подобные Романову оказывались на вершине государственной власти наглядно демонстрировало глубину кризиса советской системы и перерождение правящей бюрократии.

Продолжались и конфликты в культурной, научной среде, прежде все в математике. Подобно тому, как на Уолл-стрите адвокатские конторы были разделены на еврейские и не-еврейские, так и в СССР существовали еврейские и антисемитские  группировки математиков. Не был изжит и бытовой антисемитизм.

Вместе с тем, вышеупомянутые печальные явления не мешали еврейскому населению СССР  преуспевать в советском обществе. В 1989 году процент лиц с высшим образованием среди евреев СССР составлял 43,3%, в то время как среди других национальностей Советского Союза этот показатель был 12,1%. По количеству лиц с высшим образованием евреи СССР уступали лишь евреям США (53,1%) и Канады (47,8%). На 1973 год евреи составляли наибольший процент по числу ученых среди своей национальности – 3224 на 100 тыс. человек.[10] В культуре, искусстве, СМИ, евреи занимали столь значительное место, что перефразировав старый антисоветский анекдот, пересчитать их было более чем сложно. Куда проще сосчитать «успешных» евреев из СССР в Израиле, что чего вполне достаточно пальцев двух рук.

К проявлениям «государственного антисемитизма» сегодня относят и действия советских спецслужб направленных на борьбу с эмиграцией в Израиль. Разгром кружков по изучению иврита преподносится как «борьба с еврейской культурой» и т.д. Здесь российские историки и публицисты почему то считают своим долгом встать на позиции израильской историографии, приравнивающий всякие действия направленные против сионистов к антисемитизму.

Стоит напомнить, что Израиль для Советского Союза был враждебной страной. В 1975 году ООН приняло резолюцию за номером 3397 прировнявшую сионизм к формам расовой дискриминации. Лица изучавшие иврит и желающие выехать в «еврейское государство»,  рассматривались так же как сегодня цивилизованном мире видят изучающих арабский язык и желающих выехать в Исламское государство. Стоит так же напомнить, что сионистское подполье не гнушалось террористической деятельностью («Самолетное дело») и стремилось вывезти из СССР работников секретных институтов представляющих ценность для западных спецслужб.

Отметим, что еще с начала XX века в еврейских кругах развивался конфликт между языками идиш и иврит. Левые считали, что предпочтение должно было быть отдано идишу, как языку трудящихся масс. Правые сионисты делали ставку на иврит. В результате этого в СССР под фактическим запретом оказался иврит, а в Израиле долгое время шли гонения на идиш. К «антисемитизму» этот конфликт не имел никакого отношения.

Литература на  идиш продолжала публиковаться до самого конца Советского Союза. К сожалению, число читателей на этом языке сокращалось из года в год по объективным причинам. Вопреки утверждениям израильской пропаганды, еврейская тема, а так же гитлеровский геноцид в годы Второй мировой войны  была представлена и в литературе и на киноэкране. Даже самый первый фильм посвященный уничтожению евреев нацистами был снят в СССР еще в 1945 году («Непокоренные»).[11] Среди самых известных советских картин где упоминался Холокост стоит упомянуть «Судьбу человека», «Совесть», «А зори здесь тихие…», «Комендантский час», «Долгая дорога в дюнах» и многие другие.

Стоит правда отметить, что  по мнению британского исследователя Джереми Хикса “В России преобладает тенденция считать, что «невозможно разделить мертвых», и что нельзя рассматривать 27 миллионов погибших советских жителей с точки зрения этнической принадлежности — это будет искажением действительности….Я считаю, что частично тому причина — антисемитизм и опасения властей по поводу проявления антисемитских настроений. Есть свидетельства того, что это обсуждалось в тайных донесениях в таком ключе: «Если мы призовем людей спасать евреев, то не получим поддержки». Поэтому вместо этого они говорили: «Нужно спасать [от фашистов] ни в чем не повинных советских граждан». Я считаю, что в СССР также старались не подчеркивать принадлежность жертв к евреям еще и потому, что искренне верили в свой «интернационалистический посыл», это было частью советской идеологической пропаганды,”[12]

Серьезная проблема советского еврейства заключалась в том, национальная политика СССР строилась по территориальному принципу. Официально центром политической и культурной жизни советских евреев должен был быть Биробиджан. В то же самое время большинство советских евреев жило в городских центрах западных регионах страны.

Важным шагом в противодействие антисемитизму в СССР стало создание в 1983 году Антисионистского Комитета Советской общественности. Эта организация задумывалась как прямое продолжение Еврейского антифашистского комитета, и не случайно ее возглавил генерал-полковник Д.А. Драгунский, бывший в свое время членом ЕАК. Помимо своей основной задачи, противостоянию сионистской идеологии на международной арене, Антисионистский комитет активно способствовал продвижению еврейской культуры и реагировал на обращения евреев столкнувшихся с той или иной формой дискриминации. Этот факты вынуждены признать и современные про-израильские публицисты:

«Нельзя не заметить те реальные добродетели, которые сделал АКСО для развития еврейской культуры в бывшем СССР. Комитет ходатайствовал за присуждение Государственной премии в области литературы еврейскому писателю Илье Гордону за роман «Под жарким солнцем». Благодаря усилиям руководства АКСО на сцене Московского драматического театра им. К.С. Станиславского был поставлен спектакль по пьесе Аркадия Ставицкого «Улица Шолом-Алейхема, 40». Драгунский лично обращался к командующему войсками Закавказского военного округа с просьбой положительно решить вопрос о направлении на службу в Монголию старшего лейтенанта Розенберга Олега Иосифовича (как известно, евреев в ту пору не очень-то посылали служить за рубеж, даже в Монголию). Он пытался помочь гражданке Абрамишвили в восстановлении ее на работу, написав при этом председателю Верховного суда Грузинской ССР: «Я надеюсь, вы найдете правильное решение по затронутому вопросу». Благодарности в адрес Драгунского выражали Л. Школьник, главный редактор газеты «Биробиджанер штерн», Михаил Глуз, художественный руководитель Камерного еврейского музыкального театра, П.П.Сокольский, председатель общественного Комитета «Дробицкий Яр» и другие».

Не случайно русские националисты и почвенники восприняли учреждение Антисионистского Комитета как наглядное «доказательство господства евреев в СССР» и называли его не иначе как «Синедрион».[13]

Вряд ли кто-то удивится, что в то время как сионисты говорили о «государственном антисемитизме в Советском Союзе», русские националисты считали, что евреи правят СССР «обижая русских людей». Эти идеи нашли свое выражение в работах Шафаревича и в «Катахезисе еврея в Советском Союзе» (приписывается А. Солженицыну)  В.С. Бушин в своих мемуарах «Я жил во времена Советов» пишет, что не был принят в Союз писателей из-за доноса в котором его обвинили в антисемитизме». Как жертвой еврейского заговора выставлялся писатель Валентин Пикуль, подвергнутый проработке в газете «Правда» после выхода его антисемитского романа «Нечиста сила». В 1973 году был запрещен и положен на полку как антисемитский фильм Бориса Карпова «Тайное и явное. Цели и деяния сионистов».

Последние годы

К концу 1980-хх по мере модернизации советского общества антисемитские проявления имевшие место в прошлом постепенно сошли на нет, за исключением отдельных регионов на юго-западе СССР.  В крупных мегаполисах, антисемитизм стал считаться позорным проявлением бескультурья и невоспитанности. Более того, еврейское происхождение стало престижным – знаком того, что вы являетесь образованным, интеллигентным, горожанином, обладающим связями во всех сферах общества. Многие антисоветские элементы видели особое «достоинство» евреев в привилегии на эмиграцию в США и Израиль.

Правление Михаила Горбачева ознаменовалась легализацией сионизма и антисемитизма. Первое было сделано под давлением западных партнеров, как условие экономической помощи СССР. Второе стало результатом разложения советской политической системы. С конца 1980-хх года в Советском Союза стали легально действовать антисемитские организации, самой известной из которых была пресловутая «Память». Примечательно, но подобное развитие событий не вызвало нареканий со стороны «еврейской общественности», для которой куда важнее было не отсутствие антисемитизма, а легализация сионизма. Более того, из признаний бывшего главы секретной организации по связи с советскими евреями «НАТИВ» Якова Кедима, мы знаем, что израильские власти использовали антисемитскую угрозу как инструмент для побуждения советских евреев к эмиграции. Разумеется, после легализации сионизма как по мановения ока исчезли все обвинения Советского Союза в тайном «государственном антисемитизме».

Вместо эпилога

Истина часто познается в сравнении. По печальной иронии истории, после  1991 года сотни тысяч бывших советских евреев действительно столкнулись с политикой государственной ксенофобии, но это уже было не на территории бывшего СССР, а в государстве Израиль, куда они бежали от последствий краха Советского Союза.

В отличие от пресловутого «государственного антисемитизма» в Советском Союзе, дискриминационная политика Израиля по отношению к евреям из стран СНГ достаточно хорошо прослеживается по документам и не подлежит  сомнению.

Согласно опросу, проведенному в 2008 году организацией «Джойнт» около четверти эмигрантов из бывшего СССР сообщили, что сталкивались с дискриминацией со стороны израильской полиции, судебных властей или СМИ. 40% родителей заявили, что их дети подвергались дискриминации в израильских школах как со стороны родителей, так и со стороны учителей. До 31% опрошенных рассказали, что их дети подвергались физическому насилию со стороны соучеников. [14]

На протяжению 90-хх годов израильские СМИ, включая и государственные каналы, вели кампанию направленную против «русим» (так называют эмигрантов из бывшего СССР в Израиле).  Если речь шла о преступниках из бывшего Советского Союза, то всегда указывалось их происхождение или настоящие фамилии. Газеты, включая и такие респектабельные издания как «Ха-Арец» писали о «миллионе репатриантов из России, треть из которых не евреи с алкоголем и преступностью в крови».[15]

Израильские министры Ора Намир, Арье Дери и другие выступали с заявлениями согласно которым эмигранты из СНГ практикуют инцест или должны пройти проверку ДНК на предмет чистоты своей крови. Развлекательные и юмористические передачи представляли евреев из бывшего СССР в лучших традициях «Дер Штюрмер». Довольно обычна практика дискриминации эмигрантов и их потомков при трудоустройстве.

Казалось бы, на своей «исторической родине», советские евреи должны были продемонстрировать невиданные таланты «подавляемые» советским режимом. Не трудно догадаться, что ничего подобного не произошло. Если у шестидесяти процентов эмигрантов было высшее образование, то лишь 60%  их детей оканчивает израильскую школу с аттестатом зрелости. Число детей иммигрантов бросающих учебу в два раза больше чем среди детей других израильтян. Лишь 6% израильских госслужащих имеют происхождение из бывшего СССР. По числу бедняков эмигранты из СНГ превосходят даже эмигрантов из Эфиопии. Так  среди «близких к бедности» самая большая группа – репатрианты из СНГ — 12,1 процентов. Выходцев из восточных стран (первое поколение) в этой группе — 10,1 процентов, выходцев из Эфиопии — 8 процентов. «Русим» и арабы так же являются приоритетными объектами для полицейского насилия. Как писал Грэм Грин, «полиция всегда знает кого можно бить, а кого нет».[16]

Не удивительно, что в израильском ближневосточном этническом обществе выходцы из бывшего СССР, «русим», являются наиболее презираемой кастой.  Шломо Занд в своей книге «Кто создал народ Израиля» описывает судьбу одной из своих учениц, которые всячески пыталась скрыть свое «русское» происхождение, перекрашивая волосы, изменив имя и т.д. В Израиле «симан ше ата руси» («признак что ты русский») является несмываемым клеймом.

Стоило бы ожидать, что российское еврейство восстанет против подобной дискриминации, но это не произошло. Ведь в отличие от борьбы с мифическим государственным антисемитизмом в СССР, борьба с реальной дискриминацией в Израиле не приносит хвалебных статей в западных СМИ и синекур по приезду в Землю Обетованную. Часть людей попавших в Израиль тихо эмигрируют. Другие стремятся быстрее ассимилироваться надеясь что хотя бы их детей не будут нести клейма «позорного» происхождения.

История все расставила по своим местам. Но к сожалению, платой за ее уроки стали сломанные судьбы сотен тысяч людей.

Ссылки:

  1. Гинс К. Сибирь, союзники и Колчак. Т.2 https://litlife.club/books/140881/read?page=76
  2. Ленин В.И. О погромной травле евреев http://www.aha.ru/~mausoleu/speaches/antisemit.htm
  3. Зубок В. Дмитрий Лихачев: жизнь и век  http://magazines.russ.ru/zvezda/2016/11/dmitrij-lihachev-zhizn-i-vek.html
  4. Как выглядел антисемитизм русской интеллигенции в 1926 году http://ttolk.ru/articles/kak_vyiglyadel_antisemitizm_russkoy_intelligentsii_v_1926_godu
  5. Н.К. Крупская — И.В. Сталину о росте шовинистических настроений среди школьников https://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/68340
  6. Волынец А. Жданов https://www.rulit.me/books/zhdanov-read-336919-143.html
  7. Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) — в секретариат ЦК ВКП(б) о кадрах института Мирового хозяйства и Мировой политики АН СССР https://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/68346
  8.  Шубин А.В. Диссиденты, неформалы и свобода в СССР  https://history.wikireading.ru/251060
  9. Вишневский В. Творческие деятели разошлись в оценке Григория Романова https://www.zaks.ru/new/archive/view/69237
  10. Альтшулер М. Евреи СНГ на пороге третьего тысячелетия http://src-h.slav.hokudai.ac.jp/publictn/acta/16/alt/altshuler-4.html
  11. Непокоренные https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D1%80%D1%91%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC)
  12. Холокост в советском кино https://www.bbc.com/russian/society/2014/06/140620_jeremy_hicks_holocaust_interview
  13. Гейзер М. Генерал и его комитет https://sem40.co.il/191172-.html
  14. Репатрианты ощущают дискриминацию со стороны полиции и школ  https://souz.co.il/news/read.html?article=54755
  15. Леви Г. Не понимаю за что я должен извиниться http://9tv.co.il/news/2013/12/23/165637.html
  16. Репатрианты из СНГ у черты бедности https://sem40.ru/311251-repatrianty-iz-sng-u-cherty-bednosti.html

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 1 =