Либеральный феминизм против «убогой совецкой традиции»

53783909_309400469766142_2883633878528950272_n

Катерина Данилова

Не так много топовых политиков в Украине готовы на 8 марта и в его преддверии (как, собственно, и в другие дни календарного года) высказываться за равноправие полов и расширение прав женщин. Знаменитая своими либеральными взглядами и.о. Министра здравоохранения Украины Ульяна Супрун написала довольно популярный пост против «советской унизительной традиции „дня женщин“» (укр. «совєцькій принизливій традиції «дня жінки» ), который пришелся по душе «просветленной» публике и некоторым известным феминистcким активисткам. 

В нем Ульяна Супрун много говорит о проблеме женщин на рабочем месте: для талантливых женщин существует «стеклянный потолок» и неравная оплата труда, общественных деятельниц оценивают по их внешнему виду, женщины ассоциируются преимущественно с домашней работой, а ей самой, исполняющей обязанности Министра здравоохранения, часто напоминают, что она «хрупкая женщина», будто это что-то определяет.

Перечисленные Супрун проблемы не выходят за пределы интересов малочисленных представительниц среднего класса и столичных студенток. Как получить возможность пробивать стеклянный потолок, если, посещая сельскую школу, ты едва ли поступишь в ВУЗ, как пробивать стеклянный потолок, если большую часть заработка ты получаешь на заводе в Польше или сезонной работе в Италии, как пробивать стеклянный потолок будучи домработницей, студенткой, развозящей еду, или швеей на аутсорсе. Для большинства украинских женщин проблема состоит не в том, что они не могут стать CEO, ректоркой университета или министеркой здравоохранения. Проблема в плохих условиях труда, низкой зарплате, вынуждающей к трудовой миграции и все большей неолиберализации социальной сферы, из-за чего многие женщины готовы браться за любую работу (ведь бесплатная медицина, низкие цены на коммунальные услуги и пенсионный возраст для женщин в 55 – это все, похоже, позорные советские традиции).

То же с домашней работой. Конечно, женщины не должны ассоциироваться с домашней работой. А кто должен? Маловероятно, что Ульяна Супрун имеет ввиду обобществление домашнего труда, это ведь тоже «от совецкого». Даже если мы представим, что мужчины резко решили перестать быть сексистами и участвовать в готовке, стирке, уборке, разделенная на пару домашняя работа остается неоплачиваемым и рутинным трудом. Она все еще требует достаточно много времени и сил. А что если пара работает или женщина не имеет партнера, но зато имеет детей и, мало того, амбиции в сфере пробивания стеклянного потолка? Самым очевидным решением будет по примеру успешных женщин из «цивилизованных стран» нанять домработницу (которая, скорее всего будет женщиной с плохими шансами на рынке труда из страны еще не победившего либерального феминизма. Собственно, как это работает сейчас для большого числа украинок в ЕС). И не важно, что работая по 8 часов в сутки, домработница также должна воспитывать своих детей и заниматься своим домашним бытом. Главное, что еще один стеклянный потолок будет пробит.

Что делать со структурными проблемами, с которыми постоянно сталкиваются женщины? Нужно «не лениться бороться за права женщин и не игнорировать сексизм ежедневно. Тогда потребность в унизительном советском празднике «дня женщин» отпадет сама собой», говорит нам Ульяна Супрун. Таким образом, 8 марта не нужно, ведь, во-первых, это праздник, который празднуют «по большей части там, где права женщин нарушают чаще всего, и где активно пытались (или до сих пор пытаются) построить коммунизм». В подтверждение чего приводится следующий график из Википедии

1280px-International_Women's_Day_celebration

Если сравнить его с графиком из отчета Мирового экономического форума за 2017 год, где 1.00 означает полное равенство, а 0.00 — абсолютное неравенство, то на первый взгляд сложно заметить такую уж четкую корреляцию, о которой говорит Супрун. И тем более невозможно утверждать причинно-следственную связь.

53751053_689966551417907_6958658291597574144_n

Чем же плох советский праздник, кроме того, что он советский? Ведь именно 8 марта женщины борются с угнетением и эксплуатацией не на индивидуальной основе, не каждая сама за себя, но организовавшись и солидаризировавшись, в массовых демонстрациях. Что плохого, что выходной день позволяет 1300 женщин выйти на демонстрацию в Киеве, а введенный в этом году выходной в Берлине вывел на улицы 15 000 женщин, что значительно больше, чем в предыдущие годы? Видение эмансипации, предложенное Супрун, насквозь индивидуалистично, просто абстрактные «мы» должны перестать быть сексистами и мудачками (ударение может варьироваться) в повседневной жизни и пресекать сексистское поведение в ближайшем окружении, и все проблемы отпадут на пару с советскими традициями. Но так не работает. Индивидуальное сопротивление заниженной зарплате или плохим условиям труда, скорее всего, приведет к увольнению; индивидуальное сопротивление домашней работе – к перекладыванию её на чужие плечи. Индивидуальная борьба никогда бы не дала женщинам право голоса, не снизила бы рабочий день до 8 часов, не привела бы к улучшению условий труда во многих областях, не гарантировала бы социальную защиту материнства или право на аборт. Но не стоит забывать, что даже эти права не универсальны и борьба за них продолжается в разных частях мира. И именно 8 марта дает возможность каждый год на (интер)национальном уровне поднимать вопросы неравенства, бедности, насилия над женщинами, различных форм патриархального и капиталистического угнетения, но самое главное он позволяет бороться с ними не поодиночке, а массово и солидарно. Лишь так можно получить и отстоять свои права. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 9 =