Латентный враг

48420650_401562660584253_4923954836908539904_n

Андрей Репа

Как стало известно, преподаватель Национальной академии изобразительного искусства [в Киеве], объясняя, почему студент и художник Спартак Хачанов после выставки «Парад членов» был исключен из вуза, назвал его «латентным врагом». Все это странно. Выставка имела откровенно антивоенную направленность, и высказывания это ну явно не «латентное»…  Вызывает, не может не вызывать большую тревогу и беспокойство эта, по сути, еще сталинская практика называть «врагом» любого инакомыслящего, диссидента, выразителя других взглядов, носителя и производителя несогласия и протеста, которым очень часто в истории является именно художник и поэт, шире — мыслитель, человек интеллигентный.

Согласитесь, это дико и страшно: преподаватель столичного учебного заведения публично провозглашает неугодного, неудобного студента «врагом» в войне, сторонником и агентом вражеской стороны в военных действиях, и, пользуясь своей бюрократической властью, выбрасывает его из учебного заведения. Если кого-то жалуют «врагом», то он должен быть уничтожен. В той или иной степени. В данном случае — нужно сломать молодому человеку пусть не жизнь, но карьеру, перспективы, будущее в этой стране. Это не совсем аннигиляция, но.

48403712_401562210584298_5852677962037460992_n

Работа Спартака Хачанова “Парад членов”

Собственно, новизна здесь в слове «латентный». Что такое латентный враг? Необычная фраза. Какой-то околофрейдовский жаргон. Ведь в Советском Союзе «врагов народа» латентными не называли. Для этого были другие термины… Здесь можно было бы обратиться к психоанализу (благо, художественная выставка, где присутствует множество фаллосов — «Парад членов», — к этому располагает), но не сейчас. Латентный — это, скорее всего, «гибридный», то есть не-классический. Сегодня практически каждый день нам усиленно подчеркивают (преимущественно носители государственной власти и ее идеологии), что мы находимся в повседневной, видимой и невидимой, явной и латентной, следовательно, запутанной и гибридной войне с врагом, а значит, хочешь не хочешь, ты накидываешь эту матрицу на все аспекты жизни. Так сознательно или бессознательно делают все граждане в этой стране. «Латентный враг» нам больше говорит истину о другом: мы в состоянии латентной войны.

И это не шутки. Сейчас в украинском обществе напряжение и давление колоссальны. Почти все живут в перманентном страхе и туманном ожидании худшего. Словно в блокадном городе перед бомбардировкой. Власти надеются на этом выиграть какие-то политические дивиденды. Но получается совсем наоборот. Мы уже потеряли четкие критерии различения между миром и войной. Ключевое слово — неопределенность. Теперь все скорее является тотальным  «подозрением» (см. Гегеля об эпохе террора), повседневным, объявленным и необъявленным в то же время «чрезвычайным положением». Поэтому столь «милитаризована» сама наша ментальность, особенно у маленького рядового гражданина, мечтающего о безопасности и защищенности, в том смысле, что человек лишенный элементарного ощущения системы координат в жизни, кроме координат «собственной шкуры». За выживание надо драться буквально как на войне. Взамен государство предлагает на эту тревогу и растерянность свой ответ — какой? Собственно, еще больше «общества риска», еще больше неопределенности и прекарности, намекая, что единственный спаситель и хранитель — это оно, государство. Но де-факто получается не очень убедительно. Доведя людей до постоянной фоновой, латентной дезориентации, уставшей паничности и хаоса, им предлагают простые и однозначные ценности «порядка». Панацея — идеологическая однозначность, стройность, президент, идентичность, национализм, патриотизм, черно-белая картина мира, правый (консервативный или либеральный) популизм, вера, армия, язык и так далее.

48420650_401562660584253_4923954836908539904_n

Работа Спартака после разрушения ее одним из преподавателей академии.

Загвоздка в том, что «враг» одновременно провозглашается не на одном, а на трех уровнях: во-первых, это «классический» враг («враг» как фигура в аристотелевской логике отрицания: А не является Б) — это враг, который убивает тебя или ты убиваешь его. Третьего не дано. Во-вторых, это «враг» согласно современной интуитивистской логике больше-меньше: немного враг, а чуть ли не враг, в зависимости от обстоятельств. В-третьих, это фейк или симулякр «врага»: кого-то врагом объявляют, но фактически не ведут себя как с врагом, а даже как с другом. Враг-друг как пост-правда. Все эти три «логики врага» присутствуют, скажем, в действиях нашего президента: он классически провозглашает классическую войну с классическим врагом, — войну на уничтожение и до победы, — одновременно с тем же врагом он ведет себя непоследовательно и неоднозначно («гибридно»), воюя то больше, то меньше, а, в конце концов, ведет какой-то собственный темный бизнес, де-факто опровергая фигуру «врага» как обычный симулякр.

Принимая во внимание эту структуру «латентного врага», и ее три этажа смыслов, как реагировать на это, условно говоря, не конвенционному художнику или человеку мыслящему, не согласному со всем этим «парадом»?.. Во-первых, осознать, что вся эта государственная пропаганда — фейк. Истина в том, что настоящий, явный, а не латентный враг — это само государство. Государство является продуктом классовой власти, власти буржуазии, крупного капитала, олигархов и их различных слуг, добровольных и не очень, целой системы, заинтересованной в своей гегемонии, как экономической, политической, так и культурной. Это основа. Все остальное — следствие этой борьбы за гегемонию. Искусство как раз в том, чтобы с этим бороться, но не принимая в ней участие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 2 =