О ветеранах УПА

1

Станислав Сергиенко

Вчера в СМИ появилась новость, что украинский «парламент предоставил статус ветеранов для лиц, принимавших участие в борьбе за независимость Украины в составе Украинской повстанческой армии». Речь идет о проекте закона №8519 «О внесении изменений в Закон Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» относительно усиления социальной защиты участников борьбы за независимость Украины в XX веке» от 22.06.2018. Официальными инициаторами законопроекта среди прочих были сын Шухевича Юрий-Богдан, неонацист Андрей Билецкий (известный также как «Белый вождь», лидер так называемого «Азовского движения») и еще один азовец Олег Петренко.

В общем-то нет ничего плохого, чтобы пожилые люди получили дополнительные деньги к своим скромным пенсиям (по данным авторов законопроекта, по состоянию на май 2018 года, осталось около 1200 живых ветеранов ОУН и УПА), кроме, конечно, идеологической подоплёки этого действа и еще нескольких важных «но». Изначально СМИ распространяли ошибочную информацию. Во-первых, УПА уже имеют подобный статус согласно этому же закону. Ст. 6 гласит «участниками боевых действий признаются (в соответствии с ст. 4 этого закона участники боевых действий и есть ветераны): … 16) воины Украинской повстанческой армии, участвовавшие в боевых действиях против немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной территории Украины в 1941-1944 годах, которые не совершили преступлений против мира и человечества и реабилитированные в соответствии с Законом Украины «О реабилитации жертв репрессий коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов».»

Во-вторых, в законопроекте речь идет не только об УПА. Цитата из законопроекта: «I. Пункт 16 части первой статьи 6 Закона Украины «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» (Ведомости Верховной Рады Украины, 1993 г., N 45, ст. 425 с последующими изменениями) изложить в следующей редакции:

«16) лица, принимавшие участие во всех формах вооруженной борьбы за независимость Украины в XX веке в составе Украинской повстанческой армии, Украинской повстанческой армии атамана Тараса Боровца (Бульбы) «Полесская Сечь», Украинской народной революционной армии (УНРА), вооруженных подразделений Организации украинских националистов и в соответствии с Законом Украины «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке» признаны борцами за независимость Украины в XX веке. Порядок предоставления статуса участника боевых действий указанным лицам устанавливается Кабинетом Министров Украины».»

ТаблицаСравнительная таблица к обсуждаемому проекту Закона Украины

Из Закона «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» среди прочего также исчезнет важный пункт о том, что такой статус могут иметь только те, кто «не совершили преступлений против мира и человечества» и были реабилитированы (смотрите сравнительную таблицу выше). В выводах Главного научно-экспертного управления от 01.10.2018, кроме критики чисто техническо-юридических аспектов, обращается внимание и на эту проблему: «Таким образом, при условии одобрения новой редакции п. 16 статьи 6 Закона статус участника боевых действий получат лица независимо от того совершали ли они, например, широкомасштабные убийства мирного населения или другие так называемые общеуголовные преступления (убийство, разбой, изнасилования и т.д.), что, в свою очередь противоречит нормам как международного, так и национального права.» ГНЭУ считало целесообразным отправить проект на доработку.

Это важное замечание, так как члены этих организаций участвовали в убийствах мирного населения до, во время и после нацистской оккупации. Нидерландский историк Карл Беркгоф в своей книге «Жатва отчаяния. Жизнь и смерть в Украине под нацистской властью» пишет: «Полесская Сечь — украинское вооруженное подразделение западной Волыни и Полесья, которое в ноябре 1941 имело легальный статус как часть полиции — прочесывала леса и припятские болота со своей базы в Олевске и задерживала партизан и гражданских евреев, и если не убивала их, то по крайней мере передавала в руки немецких органов власти. Тогдашнее газетное интервью с одним пятнадцатилетним членом Полесской Сечи, очевидно, подтверждает это: когда у него спросили, не страшно ли ему было находиться с «повстанцами» из Сечи, парень, который якобы имел «злобные глаза», ответил, что он «исполнял все, что требовали. Повсюду ходил и ездил и бился и жидов стрелял, которые надо мной издевались когда-то». В конце года журнал самой Полесской Сечи провозгласил, что «сейчас уничтожаем паразитическую нацию жидов». Когда немецкая власть уничтожила «лицемерную коммуну» — коммунизм, который якобы воплощали евреи, —  Сечь «приложила также свою руку к ее позорной смерти»» (С. 74 украинского перевода книги). Формулировка «вооруженных подразделений Организации украинских националистов» значит, что не только бандеровцы, но и мельниковцы также смогут получать выплаты, несмотря на их активную коллаборацию с нацистским режимом. При этом статус ветеранов они могут получить независимо от того принимали ли участники этих формирований участие в Холокосте, этнических чистках поляков, убийствах гражданских или других преступлениях. Примечательно и то, что после освобождения украинской территории советскими войсками жертвами националистического подполья были преимущественно гражданские (деятели советско-партийных органов, крестьяне и колхозники, рабочие и учителя), а также бывшие участники подполья, которые решили сдаться. О чем пишет известный украинский историк Станислав Кульчицкий в своей книге «Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія» (2005).

В выводах Комитета Верховной Рады, опубликованных на официальном сайте, говорится, что Институт национальной памяти также считает целесообразным доработать проект. Правда их мотивы иные, чем у Главного научно-экспертного управления. Как говорится в выводах «Украинский институт национальной памяти … отмечает, что законопроект нуждается в доработке, в частности, предоставление права на установление статуса участника боевых действий и лицам, которые участвовали во всех формах вооруженной борьбы за независимость Украины в XX веке в составе Организации народной обороны «Карпатская Сечь»». Эта организация тоже имеет неоднозначную историю. Украинский историк Юрий Радченко пишет: «В воспоминаниях евреев, которые пережили войну и Холокост именно солдаты КС (Карпатской Сечи – прим. мое) выступали, как главные организаторы антисемитский акций осенью 1938 – весной 1939 гг. на Закарпатье. Евреи из этого региона вспоминали, что сечевики составляли «черные списки», били и выселяли евреев из их домов». 

В общем Комитет несмотря на экспертизу рекомендовал Верховной Раде принять законопроект в целом с учетом замечаний УИНП. 6 декабря 2018 года законопроект был принят за сокращенной процедурой в целом абсолютным большинством голосов (236 человек проголосовал “за”). Против голосовал только Оппозиционный блок (19 человек, до Евромайдана правящая Партия регионов). Не совсем ясно включены ли в перечень организаций также Карпатская Сечь и Украинская Войсковая Организация (предшественница ОУН). Это обсуждалось на пленарном заседании, но закон был принят “в целом”. По состоянию на вечер 06.12. на сайте Верховной Рады он числится без названных дополнений.

Обсуждаемый нами закон рассматривался в Верховной Раде в блоке “Вопросов национальной безопасности и обороны”, хотя он касается социальной политики. Дополнительное символическое значение рассмотрению законопроекта дал День Вооруженных Сил Украины. Все выступающее в Верховной Раде говорили о его насущности и актуальности в связи с сегодняшним конфликтом. Большая часть выступлений вообще не касалась истории этих организаций. Это говорит лишь о том, что в Украине прошлое продолжает представляться как один из ключевых инструментов политической борьбы, несмотря на то, что именно инструментализация истории и памяти сыграла большую роль в разжигании войны на Востоке страны. Законодательная база подобной политики была заложена еще так называемым “декоммунизационным пакетом”. За него голосовал “Блок Петра Порошенко”, хотя Порошенко перед выборами обещал прямо противоположное. Уже в законе 2015 года «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ столетии” названные выше националистическая организации были возведены в официальный пантеон героев. Такой не дифференцированный подход к проблеме ведет, если не к оправданию преступлений, то к затушевыванию их. Эти процессы имеют конфликтный потенциал не только в рамках борьбы двух доминирующих нарративов памяти (советско-ностальгического и националистического) в Украине, но и в условном будущем, когда окажется, что скрывать подобные темные страницы истории невозможно, а огромная часть людей уже будет свято верить в “правильное” прошлое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 6 =