Экономика Азербайджана: риторика и реальность

304ad64c61ce9899ee58c853dfb8b

Тогрул Машаллы

По данным МВФ на 2017 год азербайджанская экономика занимает 92-ое место по показателю номинального ВВП и 106 место по показателю ВВП на душу населения.

Когда-то она занимала куда более высокие показатели, но кризис 2015 года спустил Азербайджан с небес на землю и позволил говорить о реальном положении страны, а не декларировать успехи. Правда, в связи с тем, что цена на баррель нефти превысила показатель в 70 долларов и даже достигала 80, бравурная риторика опять начала набирать оборот.

Тем не менее реальная ситуация так и не изменилась. Структура экономики Азербайджана не так-то и сложна: практически на 70-80% она зависит от нефти. Хотя согласно официальным данным, нефть не превышает в конечном стоимости ВВП 45-48% (а по итогам 2017 года вовсе была указана цифра в 37,2%). В данном случае основное место занимает игра с цифрами. Так, в экспорте страны 92% приходится на энергоресурсы, а как минимум 15-20% из остальных 8% «ненефтяного» экспорта приходится на Госнефтекомпанию (различная продукция нефтехимпрома, не находящаяся в товарной номенклатуре по нефти и газу). Соответственно, практически все доходы страны формируется за счет нефти. Единственным местным продавцом нефти является SOCAR – Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики. Крупнейшим иностранным игроком является британская BP. В таком случае описать структуру экономики довольно просто, в особенности, если мы будем говорить о связи между государственной и частной собственностью.

После развала СССР практически вся промышленность, земля и инфраструктура оказалась в руках нового государства. Неоднократно утверждались различные программы по приватизации, но в реальности дело не пошло дальше приватизации квартир и земли (которая была распределена среди сельского населения). Заводы и фабрики оказались не нужны ни правительству, ни частному сектору. Все промышленные связи, налаженные в советское время были разрушены и реализация продукции стала практически невозможна. В итоге от былой промышленной мощи Азербайджана нам в память остались лишь огромные заводские районы, которые постепенно частично перестраиваются («Черный город» превращается в «Белый город» и т.д.), а частично используются как склады или небольшие цехи. Но опять же, значительная часть экономики приходится на государство. Об этом говорит объем инвестиций в экономику. Так, в 2017 году в совокупности, в основной капитал было инвестировано 15550,8 миллионов манатов. Из них 55,4% составили иностранные инвестиции, а 44,6% внутренние. Среди внутренних, основную часть и заняли государственные. Так, ежегодно правительство утверждает бюджет с объемом различных инвестиций в размере 6-7 млрд. манатов.

Таблица 1. Инвестиции в экономику Азербайджана (в млн. манатов)*

  2013 2014 2015 2016 2017
Иностранные инвестиции 8269.3 9175.7 10998.9 16216.1 8615.1
Внутренние инвестиции 13178.9 12715.0 9058.5 6652.4 6935.6
Инвестиции, утвержденные в государственном бюджете 6915.2 6262.7 6930.0 3000.0 2501.0

Средний курс маната к доллару до февраля 2015 года – 0,78, в 2017 году примерно 1,7 манатов за доллар.

Из таблицы можно видеть, что даже официально утвержденные инвестиции в государственном бюджете составляют 50 и более процентов от объема внутренних инвестиций. А если учесть, что одним из крупнейших внутренних инвесторов являются такие компании, как SOCAR, Azersu (обеспечивает население водой), Azerişiq (основной продавец электроэнергии), ADY (железнодорожный оператор), то можно сказать, что в лучшем случае на государственные инвестиции приходится 70-80% от всего объема внутренних инвестиций. При этом, в «тучные» годы, они превышали даже объем иностранных инвестиций, но потом их объем начал падать. Стоит понимать, что иностранные инвестиции направлены в основном в одну отрасль – нефтяную. Так что какой-либо пользы для остальной экономики от них не предвидится.

С другой стороны, даже соотношение наемных работников по стране, показывает превышение доли госсектора над частным. Согласно официальным данным, общее число наемных работников на 1 марта 2018 года 1516,5 тысяч человек. Из них 887,9 тысяч (58,5%) заняты в госсекторе, а 628,6 тысяч в частном. Значительная часть последних также в определенной степени зависит от государства. Так, двумя крупнейшими отраслями, в которых занят частный сектор, являются строительство и торговля. Первое практически полностью зависит от государственных заказов. За последние 10 лет все реализованные крупные строительные проекты финансировались из государственного бюджета (от строительства Центра Гейдара Алиева до масштабной постройки спортивных комплексов и жилья в преддверии Первых Европейских игр). А в данном секторе занято примерно 350 тысяч человек.

Наряду со строительством, торговля ненефтяной продукцией и финансы являются сферами, в которых гегемоном является частный сектор. Но в любой из этих отраслей мы сталкиваемся со вторым фактором, который хорошо характеризует экономику Азербайджана – монополии (если точнее, то скорее олигополии). Эти монополии тесно связаны с чиновничьими кругами, что в определенной степени и данные отрасли превращает в квазигосударственные.

Частный сектор страны по большей состоит из холдингов, каждый из которых принадлежит определенной группе или отдельному чиновнику. Основными холдингами страны являются Pasha Holding, Gilan Holding, Azersun Holding. Эти холдинги представлены практически во всех отраслях экономики. Наряду с ними есть отдельные компании, которые специализируются на отдельных секторах и являются практически монополистами: Veyseloglu, Silkway, Akkord и другие. Все холдинги и компании связаны с определенными именами. Так, Pasha Holding, как и можно судить по названию принадлежит семье Пашаевых и даже официально, согласно отчетам Pasha Bank, контролируется Лейлой и Арзу Алиевыми (дочерями президента) и другими родственниками из семьи Пашаевых, Gilan Holding принадлежит сыновьям министра по чрезвычайным ситуациям Кямаледдина Гейдарова. Azersun Holding по некоторым данным принадлежит также его семье через директора Абдулбари Гезала и т.д.

Несмотря на то, что в том или ином случае эти холдинги и компании контролируются фактически одним семейством,  друг с другом они находятся в довольно ожесточенной конкуренции. К примеру, в банковском секторе кроме государственного Международного банка Азербайджана, конкурентов у Pasha Holding нет. Ей напрямую принадлежат два банка: Pasha Bank и Kapital Bank, на которые приходится 25% активов, 26% обязательств, 23% капитала и 22% прибыли, формируемой в банковском секторе. Но непосредственно акционерам Pasha Holding принадлежат также Xalqbank, Silkwaybank и Expressbank (в последних двух определенная доля). Таким образом их доля как минимум составляет 35% активов, 33% обязательств, 33% капитала и 25% прибыли банковского сектора. Идентичная ситуация и в страховом секторе. У других холдингов существуют лишь банки и страховые компании, обслуживающие свои компании.

Если в финансовом секторе все относительно просто, то в других секторах у них существует определенная конкуренция. К примеру, им принадлежат практически все дорогие гостиницы страны, при этом немало их принадлежит также  и Gilan. Относительно недавно они решили выйти на рынок розничной торговли и создали бренд «Bravo», под названием которой уже действует 2 гипермаркета и более 10 супермаркетов различных классов. Но тут они конкурируют с Veyseloglu, который сразу владеет четырьмя брендами «Araz», «Spar», «Favorit» и «Oba». Первые три – это обыкновенные супермаркеты, общее число которых достигает почти сотни, а последний – дискаунтер, число точек которого уже достигло двух сотен. Но несмотря на вроде определенное распределение, обе компании расширяют свои сети – практически каждый месяц открывается по одному магазину каждого из холдингов и останавливаться не собираются. Третьим на рынке является «Azersun Holding», которому принадлежат два бренда. Но на этом фоне с рынка постепенно уходят более мелкие игроки и происходит централизация, чего в торговле до недавнего времени не было.

Выявлению владельцев данных холдингов сильно способствовали скандалы, связанные с медийными разоблачением оффшорных схем. Практически в каждом скандале, можно было найти того или иного представителя семьи или чиновничьей верхушки. Имеется даже список 10-12 компаний,  реально существующих в стране, но чьих названий нет даже в реестре коммерческих лиц, который ведет министерство налогов. И мы имеем лишь смутные представления о владельцах Azersun Holding, телекомунникационых компаний Azercell, Bakcell и Nar (первый и третий как-то всплывали в оффшорной документации и в числе владельцев оказывались представители семьи). О том, какие суммы выводятся в оффшоры, мы можем лишь догадываться. По словам ряда экономистов, из страны было выведено порядка 200 миллиардов долларов. С другой стороны, есть лишь некоторые данные об определенных периодах. К примеру, по поводу Azercell OCCRP сообщала, что в данном случае бюджет Азербайджана недополучил 600 миллионов долларов. Даже официально из Межбанка, крупнейшего госбанка страны, было выведено чуть ли не 5 миллиардов долларов. В итоге, в текущем году были закрыты международные отделения банка, которые служили лишь этой цели. При этом название нашей страны упоминается практически во всех оффшорных схемах и скандалах, начиная с Мальты, заканчивая коррупцией в Европарламенте.

Но в целом, повторимся, все холдинги и крупные компании в той или иной степени принадлежат правящей семье и не имеют каких-либо серьезных конкурентов. Существует определенное распределение отраслей экономики и некоторая конкуренция. К примеру, в деле импорта растительного масла присутствует чуть ли не сотня компаний, но 4 из них принадлежит 80% импорта и они практически равно распределены между вышеуказанными группами и холдингами. Верно и то, что есть предприниматели, не являющиеся чиновниками, но имеющие тесные, как правило родственные связи с руководящими кругами. То есть это даже сложно назвать клиентилизмом, так как это фактически один клан, в котором все действуют в интересах всего клана. Лишь изредка определенные люди могут выйти из семьи, но это можно списать на семейные ссоры (к примеру, бывший минтранспорта З. Мамедов, контролировавший ZQAN Holding, который был одним из крупных игроков, а теперь практически не у дел).

Таким образом, основными проблемами экономики Азербайджана на настоящий момент является сильная зависимость от нефти и монополии в других отраслях. Последние не дают практически никакой возможности развития. Даже на этом фоне, несколько сфер, где отсутствуют монополии кажутся отраслями с «бешеными» темпами роста (к примеру, такси и кинематография). Монополии сохраняют высокий уровень цен при том, что доходы населения падают изо дня в день. Еще одной макроэкономической проблемой страны являются государственные долги. Несмотря на то, что они сейчас официально составляют 25% от ВВП, данная сумма уже является высокой для республики, так как правительство не имеет внятной стратегии по возврату долгов и скорее наоборот увеличивает их объем (переход обязательств Межбанка к государству, частичных обязательств железнодорожного оператора). При этом совокупная задолженность госкомпаний, взятая под госгарантии также близка к цифре госдолга. И пик выплат по долгам должен прийтись на 2019-2023 годы. Благодаря Межбанку высокий уровень выплат сохранится еще несколько лет после данного периода.

Сильная зависимость от нефти привязала нацвалюту к колебаниям цены на черное золото и ее резкое падение в свое время привело к девальвации, в результате которой курс маната упал более чем в 2 раза, с 0,78 за доллар до 1,55 и более за доллар. Доходы населения также, разумеется, снизились. На высокий уровень цен влияет также то, что большинство потребляемых населением товаров импортное. Даже известный вроде бы азербайджанский чай на 99% состоит из цейлонского, переработанного немецким оборудованием на одной из фабрик в Азербайджане и упакованного на финском оборудовании в российский картон. В других отраслях ситуация еще хуже. Более или менее “родной” является лишь некоторая часть сельхозпродукции, которая при этом главным образом выращивается из импортируемых семян (что говорить, если даже куры выращиваются из привозимых яиц). В итоге, официальный уровень инфляции по итогам 2017 года превысил указанный Госкомстатом процент роста доходов (13 против 6). Сейчас ведоство кое-как корректирует данные цифры, но и это не помогает. В стране наблюдается все большее расслоение. Средняя ежемесячная заработная плата в стране составляет 532 маната (312 долларов), но в то же время лишь у 10% домохозяйств, средний доход в семье превышает 452 маната (265 долларов) в месяц на человека.

Примечательно, что с конца мая, в Азербайджане в оборот поступила новая купюра в 200 манатов, но при этом 43,4% домохозяйств получают доход на человека менее данной суммы. Прожиточный минимум на одного взрослого человека, установленный Кабинетом министров, составляет 183 маната (111 долларов).

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + 7 =