Спектакль гражданского долга

roman-senate__ru_dVQvJrjm

Сергей Вилков

Cудя по рапортам с мест, политтехнологический трюк с созданием интриги вокруг избирательной кампании, удался: явка есть и в основном не нарисованная.

Грубо говоря, сработали вот эти все «геи на передержке», символизирующие принцип «как бы хуже не стало». У каждого они выглядят по-своему. Например, Собчак — призрак ельцинистского реванша, против которого пошли голосовать державники/государственники, среди которых, кстати, немало недолюбливающих Путина. Грудинин – фантом сталинизма, против которого на выборы пошла часть либералов: надо дать сигнал власти, что ГУЛАГ не пройдет. Это как Сталина вырезанного из картона с карикатурными усиками поставить на даче от ворон. Чтобы в ту сторону летели. Бабурина вынули из шкафа и отряхнули, чтобы проголосовать пришел и молодой зигомет и бывалый националист, чей экстремизм остудили годы семейного быта.
Одни и те же методы работали и на оппозиционного избирателя и на провластного.

И надо понимать, что какой бы ни был процент за Путина – это заслуга не Навального, из-за которого часть оппозиционеров — ну сколько их на самом деле? — не пошла на участки, а как раз результат усилий по затаскиванию туда конформистского, условно пропутинского электората. Который, повторюсь не в первый раз, в значительном своем числе в последние годы на выборы не ходил. Кроме персонажей идиотских агитационных роликов на ТВ к ним и в этот раз никто не обращался, вот они и «исполнили гражданский долг».

Далее. Сейчас говорят «бойкот провалился». Для Навального — может быть, в зависимости от его ожиданий. Только не сошелся на Алексее Анатольевиче свет клином. Нельзя осуждать тактику бойкота просто ему назло. Еще раз: люди, в массе своей, вовсе не ради него ходят или не ходят на выборы. Мало кто из адекватных наблюдателей мог сомневаться, что власть сможет создать реальную явку уж по крайней мере большую, чем в последние годы, слишком большие ресурсы брошены на это. И, разумеется, дело не шло к тому, чтобы сегодня реально подставить под сомнение чью-то легитимность – это огромная работа, которой мало кто занимается, по привычке ограничиваясь лишь ссылками на фальсификации, в то время как вся политическая система (со всеми бедненькими кандидатами у которых воруют голоса) суть спектакль.

Многие беспокоились за Грудинина, говорят надо было за него проголосовать, чтобы отстоять в его лице социальную повестку. Дорогие мои, Грудинин получит столько сколько администрация президента написала на роду у КПРФ, исходя из того что дать трупу этой партии разложиться окончательно нельзя ибо чревато радикализацией левого фланга. Даже в кризисный для Путина 2012-й год, Зюганову дали набрать более 17%.

Так что вопрос совершенно в другом: когда вы считаете что вы что-то понимаете в происходящем, важно какой посыл даете другим – призываете их клюнуть на подложенную им приманку или нет. И если бы те, кто в этот раз присоединился к бойкоту, поступили иначе и пошли бы голосовать, они лишь незначительно, но прибавили очков кремлевским политтехнологам, увеличив зрительскую массовку спектакля. Так что вся эта история в совершенно равной степени провал как бойкотистов, так и «зазывал». С поправками на моральный аспект отмеченный выше.

И оффтоп: сегодня автор кремлевской стратегии — системный либерал, выходец из ельцинского правительства и бывший протеже Немцова. Помните, это Кириенко (именно он на самом деле победил на сегодняшних выборах) по легенде не дал Ельцину в 1998-м году запретить КПРФ? Молодец конечно, но может быть он просто смотрел в будущее отечественной управляемой демократии, где эта партия прочно заняла свое место?

Как говорится, мы часто ругаем Володина и, разумеется, за дело, но уже не знаешь что лучше – когда просто рисуют что хотят при всеобщей апатии к сему процессу или когда праздник легитимизации происходит при воодушевлении всех разнообразных слоев и прослоек нашего пышущего здоровьем общества. А ведь лишь такую развилку предлагали девяностые-нулевые годы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 1 =