Тупик приватизации

BRITAIN-CONSTRUCTION-POLITICS-BANKRUPTCY

Майкл Робертс

Как известно, частное лучше государственного, потому что частный агент рынка заинтересован в получении прибыли. Конкурируя с другими агентами, он стремится улучшить качество оказываемых им услуг. Вот только известно это из (нео)либеральной догмы. В реальности все обстоит несколько иначе. В середине января строительная компания Carillion, крупный британский подрядчик, объявила о своей принудительной ликвидации, не сумев договориться с кредиторами. Компания занималась огромным количеством проектов, от строительства высокоскоростной железнодорожной магистрали до техобслуживания и ремонта больниц, школ и тюрем. При этом сама Carillion заключала контракты с множеством мелких фирм-субподрядчиков, оказавшихся теперь в крайне затруднительном положении. Все это происходило в рамках так называемой «Частной финансовой инициативы» (Private Finance Initiative, PFI). 

Глава группы Specialist Engineering Contractor, представляющей интересы подрядчиков в строительной отрасли, сообщил, что Carillion отдала на аутсорсинг практически всю свою работу. По его словам, правительству было хорошо известно, насколько Carillion полагалась в своей деятельности на субподрядчиков, однако оно продолжало поощрять ее, отдавая жирные заказы, несмотря на растущие опасения за ее финансовую стабильность. «Именно цепочке поставщиков и предстоит понести наибольшее бремя финансовых потерь, — сказал он. — Множество мелких предприятий могут испытать существенные финансовые потрясения». 

Но и это еще не все. В понедельник Британский Совет по финансовой отчетности (FRC) начал официальное расследование деятельности KPMG в ходе аудиторских проверок компании Carillion. Как говорится в сообщении FRC, совет проверит работу KPMG с 2014 года, чтобы установить, не допускал ли аудитор «нарушения каких-либо этических и технических стандартов». Кроме того, регулятор проверит правильность отражения и аудита выручки по контрактам с существенными контрагентами, а также пенсионный учет. 

Подробнее о крахе Carillion читайте в переведенной нами статье экономиста Майкла Робертса

Несколько недель назад Мартин Вулф, экономический журналист-кейнсианец, написал статью в британской Financial Times, в которой утверждает, что ренационализация приватизированных государственных компаний была “тупиком” и не решила бы провалы частных общественных служб в Великобритании и других странах.

Однако в течение недели или около того, было объявлено, что одна из ведущих строительных и сервисных компаний Великобритании, получивших большую часть “отданных на аутсорс” прежде государственных проектов, разорилась.

В Carillion, как она предпочитает себя называть, работает около 20 тысяч человек в Великобритании и еще больше сотрудников за рубежом. Она специализировалась на строительстве общественных и железных дорог, мостов, “управлении  инфраструктурой” и постоянном обслуживании государственных школ, вооруженных сил, железнодорожной сети и Национальной службы здравоохранения.

Но, похоже она взялась за слишком много проектов из государственного сектора по ценам, приносящим очень незначительную прибыль. Так что по мере того как выпуск долговых обязательств рос, а рентабельность снижалась, она стала терпеть убытки.

Carillion наделала огромную кучу долгов в 900 миллионов фунтов. Но это не помешало ее Совету директоров лгать о финансовом состоянии компании, продолжая выплачивать самим себе крупные зарплаты и бонусы, и жирные дивиденды акционерам. При этом компания мало что сделала для уменьшения растущего дефицита пенсионного фонда 40 000 сотрудников, тем самым поставив их пенсии под угрозу. Более того, компания ежегодно повышала свои дивиденды в течение 16 лет, доведя дефицит пенсионного фонда до 587 млн фунтов. За последние два года она выплатила почти 200 млн. фунтов дивидендов. Недавно уволенный генеральный директор прихватил 660 000 фунтов стерлингов в год плюс бонусы.

e929487fe7bc29fc3cff1fbc26c4cc1c90cc8184d1e75b9ef32613142ca96b78_3998002

Но, в конце концов, банковским кредиторам это надоело и они прекратили давать дополнительные кредиты, Carillion закрылась. С ликвидацией компании, вероятно, исчезнут тысячи рабочих мест, пенсии могут быть урезаны, а британским налогоплательщикам придется потратиться на сохранение необходимых услуг, ранее предоставляемых Carillion.

Удивительно, что в то время когда я это пишу, государственный арбитражный управляющий обанкротившейся компании говорит, что все топ-менеджеры “все еще на зарплате”, включая недавно уволенного исполнительного директора. Правительство объявило, что оно обеспечит выплату жалованья сотрудников в 450 проектах государственного сектора, над которыми работала Carillion. Таким образом, их покроют налогоплательщики. Но свыше 60 000 сотрудников, работающих в частном секторе, скорее всего, не получат больше заработной платы, в то время как до 30 тысяч субподрядчиков имеют счета на сумму 1 млрд фунтов стерлингов, которые вряд ли когда-либо будут оплачены.

Carillion весьма наглядное подтверждение того, что передача на аутсорс общественных служб и секторов частным компаниям в целях “экономии денег” на “неэффективных” операциях в государственном секторе — это вздор. Причиной приватизации и аутсорсинга в действительности было сокращение затрат на рабочую силу, ухудшение условий труда и урезание пенсионных прав для сотрудников и быстрая прибыль для компаний и хедж-фондов. Но конкуренция за эти контракты такова, что частные компании не могут обеспечивать услуги или проекты, даже когда они сокращают расходы. Поэтому они просто закрываются или банкротятся, оставляя налогоплательщиков разбираться со всем этим беспорядком.

Это микрокосм капиталистического экономического краха.

В Великобритании это не первый такой случай. В 2007 году крах компании Metronet, с которой был заключен договор об обслуживании и модернизации лондонского метро, обошелся налогоплательщикам не менее чем в 170 миллионов фунтов стерлингов. Аутсорсинг работы государственного сектора достиг 15% государственных расходов или около 100 млрд фунтов. Так что еще больше может быть под угрозой. По данным консалтинговой компании Begbies Traynor, полмиллиона британских предприятий начали 2018 год в условиях значительного финансового кризиса, поскольку экономика страны ощутила последствия роста инфляции, повышения процентных ставок, растущей неопределенности в бизнесе и снижения потребительских расходов.

Carillion

В последнем квартале 2017 года 493 296 предприятий испытывали значительные финансовые трудности согласно последнему “предупреждению об индикаторе риска” Begbies, показывающему здоровье британских компаний. Это на 36% выше, чем за аналогичный период в 2016 году и на 10% выше, чем в третьем квартале 2017 года. Еще более скверная ситуация в секторе услуг. В общей сложности 121 095 предприятий в этом секторе демонстрировали признаки финансовых трудностей, что на 43% больше чем годом ранее.

Утверждение Мартина Вулфа о том, что приватизация была успешной, потому что она более эффективна, просто ерунда.

В течение последних 25 лет власти Великобритании, от Тэтчер до правых лейбористских правительств Блэра и Брауна, прибегали к “программам частного финансирования” для обеспечения государственного строительства школ, больниц, железных дорог и автомобильных дорог. В рамках PFI банки и хедж-фонды финансируют проекты в обмен на проценты и доходы, выплачиваемые операторами проектов, с выплатой платежей в течение 25 лет. Идея заключалась в снижении уровня “государственного долга”.

Но, конечно, за счет будущих поколений налогоплательщиков.

Согласно новому отчету Национального аудиторского бюро Великобритании, налогоплательщики будут вынуждены передать почти 200 млрд фунтов стерлингов подрядчикам PFI по меньшей мере в ближайшие 25 лет. И есть мало доказательств того, что PFI способствовало какому-либо сбережению финансовых средств — в действительности стоимость частного финансирования гос. проектов может быть на 40% выше, чем при использовании исключительно правительственных облигаций, согласно наблюдениям аудиторов.

Годовые расходы на эти сделки в 2016-2017 годах составили 10,3 млрд фунтов. Даже если новые сделки не состоятся, расходы будущего периода до 2040-х годов составляют 199 млрд фунтов стерлингов.

“После 25 лет действия PFI по-прежнему мало доказательств, что она дает преимущества для компенсации дополнительных затрат на заимствование денег в частном порядке”, … многие местные органы теперь привязаны к негибким контрактам PFI, которые чрезмерно дороги для пересмотра”

Но все же Мартин Вулф считает, что нет смысла ренационализировать приватизированные государственные службы. Он утверждает, что государственные компании были неэффективными гигантами, лишенными общественного контроля, “с хронически раздутыми штатами и сильно политизированными. Они были либо недоинвестированы, либо принимали плохие инвестиционные решения”. Ну да, в отличие от частных, приносящих прибыль монополий, контролирующих теперь британские коммунальные службы, железные дороги, энергетику и широкополосную связь.

Вулф откопал исследования 1980-х и 1990-х годов Уильяма Меггинсона из Университета Оклахомы утверждающего, что государственные компании менее эффективны, чем частные партнеры. Вулф также цитирует исследование 2002 года, что британские железные дороги были эффективнее в рамках кошмарного частного франчайзингового эксперимента, который пассажиры пережили с 1997 года (наряду с катастрофическим крахом RailTrack, частной компании, взявшей на себя ремонт и обслуживание железнодорожного транспорта). Расскажите об этом пассажирам и работникам.

Тем не менее, есть множество исследований, делающих противоположные выводы из источников Вулфа. Цитирую недавний отчет PSIRU:

“В настоящее время имеется обширный опыт всех форм приватизации, и опубликовано много исследований эмпирических данных о сравнительной технической эффективности. Полученные результаты являются примечательно постоянными во всех секторах и во всех типах приватизации и аутсорсинга: нет эмпирических доказательств того, что частный сектор по своей сути более эффективен. Аналогичные результаты наблюдаются в секторах и службах, подвергнутых аутсорсингу, таких как утилизация отходов, и в секторах, приватизированных в результате продажи, таких как телекоммуникации”.

Подробные исследования приватизации в Великобритании поставки электроэнергии, газоснабжения, телекоммуникаций, водных и железнодорожных перевозок также не обнаружили доказательств того, что приватизация привела к значительному повышению эффективности. Согласно всестороннему анализу 2004 года всех случаев приватизации в Великобритании: “Эти результаты подтверждают общее заключение предыдущих исследований о том, что … приватизация сама по себе не имеет видимого воздействия …. Я не смог найти достаточных статистических макро- или микродоказательств того, что производительность, рабочая сила, капитал и общая производительность факторов в Великобритании значительно выросли в результате изменения собственности при приватизации по сравнению с долгосрочной тенденцией”.

Данные из развивающихся стран указывают на тот же вывод. Согласно заключению глобального обзора Всемирного банка, опубликованному в 2005 году: “эконометрические данные о значимости формы собственности свидетельствуют о том, что в целом нет статистически достоверной разницы между эффективностью деятельности государственных и частных операторов” ( Estache et al., 2005).

Крупнейшее исследование эффективности приватизированных компаний рассматривало все европейские компании, приватизированные в 1980-2009 годах. В нем сравнивается их работа с компаниями, которые оставались государственными и с их собственной прошлой деятельностью в качестве государственных учреждений. Результат? Приватизированные компании работали хуже, чем те, которые остались государственными, вплоть до 10 лет после приватизации.

В качестве решения проблем приватизации и аутсорсинга Вулф предлагает “реформировать структуру и цели регулирования”. Как будто регулирование всегда срабатывало. Более того, распространенная сейчас среди правительственных элит и крупного бизнеса мысль заключается в том, что необходимо снова ослабить регулирование, чтобы добиться успеха. Цитируя самого Вулфа из его книги об уроках банковской катастрофы: “несмотря на все реформы регулирования, система снова обречена на провал”.

Государственная собственность не имеет “тотемического значения” для левых, как утверждает Вулф. Имеются ясные доказательства того, что оказание необходимых людям  услуг лучше всего делать в рамках плана, а не основываться на уровне рентабельности компаний вроде Carillion.

Да, государственная собственность и государственные компании, которые становятся только дойными коровами для частного сектора без какого-либо демократического контроля — это не то, что нам требуется. Но демократически управляемые государственные компании как часть плана производства — не “тупик”, они часть будущего.

Перевел Дмитрий Райдер

Оригинал: блог Майкла Робертса 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 6 =