Выдвижение Грудинина — история повторяется

l-189381

 

В ноябре 2017 года на сайте «Левого фронта» по инициативе лидера организации Сергея Удальцова были проведены интернет-праймериз единого кандидата от левых сил. Во втором туре победил бизнесмен Павел Грудинин, директор подмосковного ЗАО «Совхоз имени Ленина». (В 2000-м году Грудинин был доверенным лицом Путина на президентских выборах, а с 2007 по 2011 депутат Московской областной думы по списку «Единой России».  В 2010 вышел из «Единой России»).  В декабре Грудинин был выдвинут кандидатом на президентских выборах от КПРФ, а Геннадий Зюганов возглавил его предвыборный штаб. 

А уже сегодня, в колонке для сайта «Свободная пресса» лидер ЛФ Сергей Удальцов заявил, что «на фоне Жириновского и Собчак Грудинин выглядит единственной альтернативой Путину», что «это большой успех всего левого движения» и назвал выдвижение сенсацией, срывающей планы Администрации Президента. 

Выдвижение Грудинина комментируют для «Сентября» Максим Шульц, журналист и член КПРФ из Тюмени и саратовский журналист и активист РСД Сергей Вилков. 

Максим Шульц

В КПРФ и вокруг нее уже выросло новое поколение, которое не помнит событий 2004 года, а точнее кризис 2003 года с расколом и уводом господином Семигиным большей части своих партфункционеров, вместе с финансированием из структур КПРФ. Тогда партии пришлось в срочном порядке обновляться и искать новые пути развития. Как и тогда, сейчас был выбран путь наименьшего сопротивления сразу всем — Администрации Президента, молодым и  пожилым сторонникам, которые устали от примелькавшейся фигуры лидера и грозились голосовать против кандидата от КПРФ, если им будет Зюганов. Все изменилось за пару недель — проведение праймериз ЛФ (цена вопроса — новый сайт, помещение для собраний, немного средств для пары поездок по регионам и оплата пресс-конференции). Рядовые члены КПРФ до сих пор задают вопросы, почему праймериз нельзя было сделать внутри партии? Обычно им отвечают тем же вопросом — а зачем?  В пару дней, один день пленум, второй день проходил съезд. Мнение делегатов и партийного руководства изменилось по поводу кандидата на 180%. Как объяснили в кулуарах съезда — для максимально мягкого ухода Геннадия Андреевича в  верхнюю палату Совета Федерации и максимального охвата сторонников. Такой предвыборный ход.  В 2004 году примерно так же удалось собрать кандидату от КПРФ Харитонову почти 14% голосов. Еще были незарегистрированные кандидаты типа Стерлигова, Брынцалова и пр. Так что история 2004 года повторится — кандидат Грудинин будет биться с парочкой представителей партий ЛДПР и СР, а победит как всегда национальный лидер.

Сергей Вилков

Похоже Павел Грудинин — первый кандидат в президенты от КПРФ за которого будут голосовать либералы, и отнюдь не в порядке фричества. Это их парень — бизнесмен, пусть косвенный, но бенефициар приватизации, как и все красные директора. На знаменитом экономическом форуме в 2015-м году он сидел рядом с Потапенко (помните, бизнесмен-правдоруб с бегающими глазками), сетуя что президент медлит с амнистией капиталов. Да, Грудинин с его социальным пакетом большой молодец, для сегодняшней России это просто great!, только говорят совхоз его зарабатывал в том числе продажей своих земель под коттеджи, школьников возят на его поля работать забесплатно, а основные доходы предприятия связаны с какой-то подозрительной непрофильной деятельностью. В общем, в чем-то он все-таки наш, родной, российский коммерс, пусть и не без башки.

Для либералов Грудинин символизирует смерть «коммунизма»: если уж КПРФ делегирует во власть капиталиста, что в Европе даже социал-демократические партии обычно делать стесняются. Понятно, что для КПРФ это лишь признание давно свершившегося факта. Еще в начале нулевых, когда «компартия» проводила в Госдуму юкосят, хотелось сказать Зюганову: дедуля, какой тебе Сталин, попустись, ГУЛАГ дело малоприбыльное. Вот он и попустился.

Кстати говоря, у Грудинина и того же Навального гораздо больше общего чем кажется. У обоих концепция объединения среднего промышленного/торгового капитала и «народа» чтобы созданным давлением выбить пробку сырьевой бизнес-бюрократии, в которую благодаря узурпированной власти упираются все финансовые потоки. Между прочим, это совсем не означает борьбу с коррупцией как таковой. Коррупция это инструмент управления, с помощью которого бизнес удесятеряет свои привилегии, важно у кого он в руках. Естественно, российскому предпринимателю не выгодны гигантские хищения на госзакупках и сверхпотребление менеджеров «Роснефти», его облепили нахлебники из надзорных ведомств, но от возможности решить за деньги любой вопрос он никогда не откажется. Это два разных уровня одного явления, просто надо иметь в виду, что для среднего класса есть плохая и хорошая коррупция, хоть не всякий в этом признается. Так вот, при этом между социальной базой Навального, за которым пока только складывается экономическая команда монетаристов, и сторонника госрегулирования Грудинина, есть очевидная разница: симпатизанты первого заинтересованы в «открытом» свободном рынке, второго — в протекционизме и субсидиях. Просто наблюдение, обывательское, можно сказать, не претендующее на репрезентативность: среди моих знакомых бизнесменов, активно выступающих за Навального, ни один не занимается материальным производством. Они не делают вещей. В лучшем случае интеллектуальный продукт, а чаще посредничество и торговля. Грудинин же на словах представляет скорее промышленность и сельское хозяйство, без развития которых в России вообще никогда не будет высокого уровня жизни.

То есть все это направление не то чтобы правильное, а просто неизбежное в рамках реформистского подхода (а от него сейчас слепо отказываться бессмысленно — нет альтернативы). В конце концов, какая разница как там Грудинина воспринимают либералы. Только вот дело в том, что если Навальный по крайней мере не является частью системы стабилизирующей режим, то к Грудинину возникает почти риторический вопрос — не является ли его выдвижение очередным способом повысить интерес к президентским выборам. Всем нам прекрасно известно, что на избирательных участках в России политика не делается, а в каждый предвыборный расклад с 1996-го года неизбежно заложено чудесное вмешательство «бога из машины» в лице администрации президента. Вопрос спойлерства для определения отношения к Грудинину — главный. Да, в случае неожиданного успеха марионетка может оборвать ниточки, но надо ли этом ему самому и как левые могут на это повлиять, не имея никаких рычагов давления на руководство КПРФ? Грудинин не дает надежды на реформацию КПРФ, которая возможно, чисто гипотетически, могла бы  закрыть в России вакансию нормальной левой партии — для этого нужно снимать с постов целый пласт партийных функционеров, в том числе на местном уровне, которые мало того что закостенели и могут пользоваться только самой кондовой риторикой, так еще часто и коррумпированы.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + 1 =