Аргентинский кризис

argentina3-97076

Олег Ясинский

Если еще всего несколько лет назад пресса любила говорить о «красной волне» в Латинской Америке, подразумевая приход к власти в ряде стран региона – Венесуэле, Боливии, Эквадоре, Никарагуа, Аргентине, Бразилии, Уругвае и Парагвае, правительств  честно выигравших демократические выборы, и в более или менее радикальной степени провозгласивших курс на построение некапиталистического общества — сегодня ситуация радикально изменилась. Этот проект – издали больше всего напоминавших европейскую социал-демократию, а изнутри бюрократический реформизм в поисках замены устаревшей олигархической системы на «капитализм с человеческим лицом» под антикапиталистические лозунги – сегодня скорее мертв, чем жив. Правительства, пришедшие к власти на гребне новых социальных движений и массового недовольства катастрофическим результатом неолиберальных реформ 80-х, и на первом этапе опиравшиеся на живые социальные силы снизу – народные организации и ассамблеи – очень быстро перенесли отношения с ними в привычную сферу клиентелизма и попытались «во имя высшей цели единства» подчинить новой государственной и партийной бюрократии, до сих пор не зависевшие от партий и чиновников низовые политические организации народа. Этот процесс – достаточно различный в разных странах – в целом сопровождался ростом коррупции власти, расколом прогрессивных сил и усилением дестабилизирующей роли прессы, как правило, оставшейся в руках олигархических групп, отстраненных от власти и искавших реванша. Это открыло двери к возвращению правых, которые в большинстве стран Латинской Америки мало отличимы от ультраправых.

Возможно, самый показательный пример этого сегодня — Аргентина. После нескольких периодов центристских правительств Киршнеров, сначала Нестора, а потом его вдовы – Кристины, решивших наиболее острые социальные проблемы страны, с доставшимся им в наследство глубочайшим кризисом, к власти пришло правое правительство Маурисио Макри, сумевшее убедить «средний класс» в необходимости «перемен» и в том, что «он заслуживает большего», в течение считанных месяцев значительная часть населения страны лишилась социальной поддержки государства, резко возросли цены на уровне падения реальных зарплат, жестокие полицейские репрессии по отношению к протестующим быстро стали нормой после десятилетия их полного отсутствия и последней каплей, приведшей к сегодняшнему социальному взрыву стала пенсионная реформа, принятая позавчера большинством аргентинского конгресса. Согласно этой реформе, кроме серьезного сокращения сумм пенсионных выплат, пенсионный возраст мужчин увеличивается с 65 до 70 лет, а женщин с 60 до 63.  Десятки, а может быть сотни — до сих пор нет достоверной статистики – тысяч людей вышли протестовать и только в первый день протеста перед зданием Конгресса завязались настоящие бои между демонстрантами и полицией, действовавшей крайне агрессивно. В тот день было почти 200 раненых, некоторые в тяжелом состоянии. Разные формы протестов все эти дни днем и ночью продолжаются в Буэнос-Айресе и других городах страны.

Независимо от тех или иных непреходящих лозунгов и надежд на падение правительства – что в нынешней Аргентине вполне вероятно, остается очевидной незрелость левых сил страны для создания убедительной политической альтернативы правым. Вместо требований о возвращении в президентский дворец Кристины Фернандес де Киршнер, ставшей для многих реинкарнацией Эвиты Перон, мне кажется выход скорее в смене вчерашних политических парадигм, который вместо привычного поиска новых лидеров или партий позволил бы обратиться к богатому опыту автономий, ассамблей и самоуправления с тем, чтобы раз и навсегда снизу и слева разрушить миф о власти,  выстраиваемый всегда сверху и справа. И задача эта выходит далеко за рамки границ Аргентины, и возможно, Латинской Америки тоже.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 7 =