Евреи, которых разрешено ненавидеть

23898002_1728714300506325_1943085950_n

Артём Кирпичёнок

Как правило, в течение первых двух-трех лет пребывания в Израиле, среднестатистический эмигрант из бывшего Советского Союза учится ненавидеть арабов, восточных евреев («марокканцев») и евреев-ортодоксов. Если с арабами все понятно, а восточные евреи являются основными конкурентами «русим» на нижних ступенях социальной лестницы, то причины массовой антипатии по отношению к ортодоксам – «харедим», «досам», «пейсатым», заслуживают подробного объяснения.    

«Харедим» составляют около 9% населения современного Израиля. Их общины компактно проживают в нескольких районах Иерусалима, городе спутнике Тель-Авива Бней-Браке, а так в ряде других, менее крупных поселений. Помимо Израиля, крупные общины ортодоксов существуют в США,  Канаде, Великобритании и других странах. Харедим это любопытный феномен, воспроизводящий в современном капиталистическом обществе социальную, религиозную и даже в какой-то степени экономическую структуру еврейских местечек Восточной Европы XIX века.

Причудливая черная одежда, патриархальная многодетная семья, частичный отказ от современных технологий, закрытые общины под управлением раввинов – такими предстают евреи-ортодоксы перед окружающим миром.  И большинство израильтян взирают на харедим без особой симпатии.

В XIX столетии по мнению русской власти пресловутый «еврейский вопрос» состоял из двух аспектов – политического и экономического. К тому времени, для абсолютистского государства наличие закрытых самоуправляемых общин, кагалов, с неподконтрольной властям системой  образования и внутренним налогообложением являлось нонсенсом и опасным анахронизмом. Экономическая проблема заключалась в избыточности быстро растущего еврейского населения для выполнения его традиционных посреднических функций между феодальным городом и деревней.

Меры, предлагаемые царем и его министрами для решения «Еврейского вопроса», оказались абсолютно неэффективными и катастрофическими с гуманитарной точки зрения. Многолетние попытки создания еврейских земледельческих колоний влекли за собой лишь разворовывание государственных средств и страдания немногих переселенцев, совершенно не приспособленных для земледельческого труда. Ради установления политического контроля над еврейством Российской империи, власти прибегали к цензуре, ликвидации института кагалов в 1844 году, а также к распространению на евреев рекрутской повинности.

Забавно, что и для Государства Израиль  XXI века проблема харедим также сводится к политической и экономической составляющей.  Религиозные евреи относятся к одному из наименее обеспеченных секторов израильского общества. Это связано с многодетностью их семей и большим количеством ортодоксов посвятивших свою жизнь учебе в иешивах и не включенных в трудовую деятельность. Экономика ортодоксального сектора почти полностью теневая и включает в себя мелкую торговлю, ремесло и различные услуги вроде сватовства. Любопытно, что подобную картину еврейской экономической жизни рисует и автор XIX века, Менаше Илиер:

«Нищета, необычайно велика, но может ли быть иначе, когда у евреев ртов более, нежели рабочих рук? Надо внушить массе, что средства к жизни следует добывать собственным трудом… Молодые люди, не имеющие никаких заработков, вступают в брак, надеясь на милосердие Божие и на кошелёк тестя, а когда эта поддержка рушится, они, обременённые уже семьями, бросаются на первое попавшееся занятие, хотя бы и не честное. Толпами берутся за торговлю, но она не может всех прокормить, а потому прибегают к обману. … Армия бездельников, под личиною “учёных”, живёт на средства благотворительности и за счёт общины. Некому заботиться о народе: богачи заняты мыслями о наживе, а раввины – распрей между хасидами и митнагдами» (ортодоксальными иудеями)».

Заметим, что сегодня часть средств на пожизненное обучение в иешивах выделяется  государством.

В политическом плане, для Израиля ортодоксы порождают даже больше проблем, чем российское еврейство для царизма.  Стоит напомнить, что Израиль государство не секулярное. Через структуры министерства религии и местные рабануты,  харедим представлены практически во всех государственных и частных институтах, от армии до кухни. Сотни тысяч религиозных евреев дисциплинированно голосуют за «свои» партии, и без их поддержки трудно сформировать устойчивое правительство.  При этом, самое забавное, что сами ортодоксы признают государство Израиль довольно условно. Ведь с точки зрения иудаизма идея создания еврейского государства до прихода Машиаха (Мессии) это ересь, что подтвердила печальная авантюра Шабтая Цви в XVII  веке. Израильская пропаганда обычно сводит антисионистские акции харедим к активности движения «Нетурей Карта», но в действительности, то что у «Стражей города» на языке, у большинства ортодоксов на уме. Человек владеющий ивритом или идиш (на котором многие ортодоксы говорят принципиально) легко может найти в религиозных кварталах листовки призывающие «Избавиться от сионистского рака»  и бойкотировать официальные израильские праздники.

Не удивительно, что большинство светских израильтян испытывают к харедим чувства, которые в другой стране можно было бы назвать ярым антисемитизмом.  Читая современные израильские публикации про грязные религиозные районы, мошенничества ортодоксальных евреев со страховками и социальной помощью, их закрытость, фанатизм, паразитизм и распространяемую харедим  коррупцию, кажется будто перечитываешь отчет Г.Р.Державина «Об отвращение в Белоруссии голода и устройстве быта евреев» за 1800 год.

Но появляющиеся в прессе и интернете периодические призывы прекратить финансовую поддержку харедим и пересмотреть статус кво в отношении религии и государства в Израиле остаются лишь сотрясением воздуха. Ортодоксы это гораздо более серьезная политическая и экономическая сила, чем представляется многим эмигрантам из стран бывшего СССР. Несмотря на бедность большинства харедим, руководство общины не страдает недостатком средств. Около 40% семей занимающихся алмазным бизнесом в Израиле – ортодоксы. Серьезные средства есть  у религиозных евреев за рубежом, а бюджет многих ишив как раз и состоит из зарубежных пожертвований.  Религиозные евреи в США и в других западных странах имеют своих лоббистов и представителей в институтах власти союзных Израилю держав. В случае открытого конфликта с сионистским государством харедим могут создать израильтянам множество проблем, как на национальном так и международном уровне.

Пока что пытаясь разрешить проблему ортодоксов, Биньямин Нетаньяху  решил пойти по пути Николая Палкина, и начал призыв  учеников ишив в армию, полагая, что ЦАХАЛь будет отличным «плавильным котлом» для знатоков Талмуда и Мишны. Харедим ответили на призыв новых кантонистов массовыми демонстрациями в Иерусалиме, которые были разогнаны с жестокостью, шокировавшей даже многих светских израильтян. Всем было очевидно, что люди с отличным религиозным образованием XV века будут только обузой в современной армии. Но правительство не собирается отказывается от своей идеи.

Таким образом, проблема ортодоксов на сегодняшний день остается неразрешимой для Израиля и продолжает усугубляться из-за увеличения процента харедим в израильском обществе. В конце XIX века, взирая на растущее число евреев в Российской империи, Константин Победоносцев, ментор великого Александра III,  принял в их отношении политику «Треть крестятся, треть вымрут, треть эмигрирует».   

Время покажет, к какой политике по отношению к харедим придут израильские власти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 6 =