Строительство Каталонской Республики

Pivotal Day For Catalan Independence As Crisis Comes To A Head

Люк Салельяс

В пятницу, после продолжительного противостояния с испанским государством, парламент Каталонии наконец проголосовал за объявление независимости. Голосование, последовавшее за референдумом 1 октября, было поддержано 70 из 135 законодателей, большинство оппозиционеров решили его бойкотировать.

В ответ премьер-министр Испании Мариано Рахой заявил, что он распускает институты Каталонии, отправляет в отставку ее правительство и вводит прямое правление до выборов в декабре. Впервые, с момента ее принятия в 1978 году, была применена 155-я статья испанской конституции, позволяющая приостановить автономию региона.

Сегодня (30 октября — прим. переводчика) главный прокурор Испании выдвинул в адрес всех четырнадцати членов каталонского правительства обвинения в мятеже, подстрекательстве к мятежу и злоупотреблении государственными средствами. Это последовало за лишением свободы двух ведущих фигур гражданского общества из движения за независимость две недели назад.

По мере того, как кризис обострялся, каталонская антикапиталистическая партия Candidatura d’Unitat Popular (CUP) стала играть все более важную роль. Люк Салельяс (Lluc Salellas), член национального руководства партии, ответил на вопросы о последних событиях.

Очень немногие думали, что процесс обретения независимости достигнет своего нынешнего момента, главным образом потому, что казалось, что консервативные националисты в Каталонской демократической партии (PDCat) не пойдут таким радикальным путем. В какой степени роль CUP в уличной мобилизации за независимость была фактором в развитии движения?

PDCat никогда бы не достиг своего нынешнего положения без недавних социальных мобилизаций, которые привлекли их социальную базу и избирателей. У CUP всегда была двойная стратегия. С одной стороны, мы принимали участие в демонстрациях, в которых участвовали все люди, поддерживающие независимость, левые они или нет, потому что мы считали, что независимость будет прорывом, который изменит соотношение сил и нарушит равновесие режима. Это позволит левым ввести новые концепции и динамику.

С другой стороны, мы всегда старались проводить собственные кампании, используя наш собственный дискурс, чтобы мы могли представить идею, что речь идет не только о независимости. Мы стремились спровоцировать переход в лагере независимости к более непокорной и революционной позиции. Это ключевой фактор в нынешней ситуации.

Ассоциации за независимость, такие как Национальное собрание Каталонии (НСК) и культурная организация Òminum, традиционно проводили только массовые демонстрации один раз в год, но теперь они перешли к более радикальной тактике, такой как гражданское неповиновение.

Да, это стало очевидным 1 октября. НСК и Òminum поняли, что неповиновение — единственный возможный путь вперед. Мы помогли привлечь людей, принадлежащих к политической культуре гражданского неповиновения. Когда им приходилось защищать голосующих, они знали, как это работает, потому что у них есть опыт противостояния полиции. Это было очень важно 1 октября.

Один из самых известных лозунгов выступающих за независимость каталонских левых — “Независимость, социализм, феминизм”. Независимость — это самоцель или средство продвижения к социалистическому и феминистскому обществу?

Независимость — это средство достижения цели для большей части CUP, а также большинства людей, которые принимают участие в нашем проекте народного единства. Но для многих из нас независимость также является целью. Мы считаем, что Каталония или каталонские страны (территории, на которых говорят на каталанском) имеют право быть государством, суверенным политическим проектом. Это самоцель, но она не работает сама по себе. Мы, выступающие за независимость левые, разделяем идею о том, что независимость является необходимым шагом для достижения социализма и феминизма. Потому что мы не верим, что этих целей можно достичь в испанском государстве из-за существующего соотношения сил и того, как это государство было исторически построено.

Вы написали книгу под названием «El Franquisme que no marxa (“Франкизм, который не ушел”), в которой анализируете, что сохранилось от франкизма в испанском государстве. По вашему мнению, в какой степени отношение испанского государства к этому конфликту является неизбежным следствием того, как оно было построено после окончания диктатуры Франсиско Франко?

Необходимо проанализировать, как закончился франкизм, посмотреть на основу режима 1978 года, понять, где мы находимся сегодня. Было сказано: “Хорошо, будет формальная либеральная демократия, но будут какие-то тотемы, которые нельзя трогать”, обеспечивающие единство Испании и из-за которых невозможно поставить под вопрос сорокалетнюю франкистскую диктатуру. Доказательством этого являются канавы (тысячи жертв гражданской войны в Испании и диктатуры остаются неизвестными и погребены в канавах по всей стране) и политика исторической памяти. То же самое происходит и в отношении единства Испании. Это приводит нас к самодовольной политической культуре. Поскольку это является основой государства, эти темы невозможно рассмотреть в ходе обычных политических дебатов. Следует признать, что Podemos и Izquierda Unida бросают вызов этому, когда они защищают право на самоопределение для народов испанского государства. Однако единство Испании остается их проектом.

Мы живем в стране, где элиты полиции, судебной власти и Народной партии (ПП) никогда не приносили извинения. Не было никаких извинений за ту роль, какую они играли во время франкизма. Им теперь шестьдесят, семьдесят или восемьдесят лет — и чему они учили своих дочерей и сыновей? Они научили их, что вы можете все это сделать, и останетесь безнаказанными. Поэтому то, что происходит сейчас, нормально в контексте нашей истории.

В каталонском движении за независимость сохраняется идея о том, что “Испания обкрадывает нас”, правый дискурс: “Мы платим больше налогов, чем другие регионы Испании”. На ваш взгляд, насколько идея CUP о том, чтобы объединить борьбу за независимость и борьбу за социальную справедливость теперь побеждает?

Это правда. Отрицать это было бы ложью. Эти позиции существуют, но верно и то, что если вы посмотрите на законы, которые поддерживались Junts pel Sí (коалиция за независимость, состоящая из правоцентристской PDCat и левоцентристской ERC) в каталонском парламенте в течение прошлого года и половина законопроектов по таким темам, как жилье, здравоохранение и социальные вопросы, это явно отличается от того, за что правые голосуют в Испании. НСК и Òmnium, особенно Òmnium, провели важную работу по формированию социальной сплоченности и продвижении идеи социальной справедливости.

Òmnium начала кампанию под названием Lluitas Compartides, которая поставила борьбу за самоопределение на равных с борьбой в районах за медицинские центры, школы и общественный транспорт. Это правда, что эту связующую повестку еще не разделяют 100 или даже 80 процентов движения за независимость. В движении за независимость ведется борьба за гегемонию, которая пока не выиграна, но мы продвинулись в последние годы.

Позицию левых за независимость часто очень трудно понять в остальной части испанского государства, особенно в отношении финансирования регионов. Многие считают, что если Каталония станет независимым государством, регион перестанет вносить свой вклад в общую систему финансирования, а общественные службы беднейших регионов Испании пострадают. Как бы вы объяснили позицию левых выступающих за независимость человеку из Андалусии или Эстремадуры?

Есть два аргумента. С одной стороны, мы всегда говорили, что наш проект за независимость будет способствовать краху испанского политического режима, таким образом это будет означать начало процесса конституционных и политических изменений в испанском государстве. Если народные классы в Эстремадуре, Андалусии, на Канарских островах и т. д. хорошо организованы и борются за свои права, у них будет возможность изменить систему в своих интересах.

Но и независимость не обязательно означает, что мы — богатый регион — за одну ночь перестанем давать деньги бедным регионам. CUP — это интернационалистский проект, мы считаем, что во всем мире должны быть равенство и справедливость. Мы, обладающие привилегиями, должны отказаться от некоторых из них, чтобы поддержать тех, кто нуждается в помощи.

Но бессмысленно поддерживать такую систему на постоянной основе. Это не означало бы структурных изменений, это было бы больше похоже на католическую благотворительность. Цель состоит в том, чтобы содействовать структурным изменениям, которые позволили бы Андалусии сохранить свои общественные службы благодаря изменениям в реорганизации работы и распределении богатства в регионе без помощи других участников. Это была бы самое революционное действие.

Несколько лет назад каталонский президент Артур Мас (тогда состоявший в Convèrgencia, ныне PDCat) был вынужден прилететь в парламент на вертолете, потому что здание было окружено демонстрантами движения 15-М, протестующими против политики жесткой экономии, одобренной его правительством. Теперь лидеров PDCat приветствуют на улицах, в то время как меры жесткой экономии все еще действуют. Можете ли вы представить себе сценарий, когда Каталония не обретет независимости — мы вернемся к статус-кво — но бывшая партия Convèrgencia будет реабилитирована в глазах общества, а Народная Партия усилилась из-за подъема испанского национализма в остальной части страны?

Это будет худший возможный сценарий. Это возможно, но я не думаю, что это случится. Чтобы вернуться к предыдущей ситуации, каталонские правые должны вернуться к динамике соглашений с государством. Это не реабилитировало бы их, наоборот. Мы защищаем их, потому что они настроены на разрыв, если они откажутся от этого, они потеряют поддержку. Эти люди — члены каталонского правительства, которые сейчас находятся под угрозой тюремного заключения. В этой ситуации я считаю, что первым пунктом соглашения является защита демократии, защита наших институтов и борьба с репрессиями.

Это не означает, что мы не критично относимся к их социальной политике. Например, этим летом были сильные столкновения (между CUP и PDCat) по вопросу туризма. А в городских советах идут суровые дебаты по социальным вопросам. Нынешняя конъюнктура не означает, что классовая борьба и идеологическая борьба исчезли. Однако верно, что мы уделяем приоритетное внимание проблеме демократии и репрессий.

Каталонский парламент провозгласил независимость — при поддержке Junts pel Sí и CUP. Испанское правительство отреагировало, применив 155-ю статью, распустив институты Каталонии и приостановив автономию. Что будет дальше?

С 1 октября мы говорили, что был референдум, который государство пыталось предотвратить, но оно не могло этого сделать из-за сопротивления людей. Результаты юридически обязательны, о чем свидетельствуют законы (Закон о референдуме и Закон о юридическом переходе, одобренный каталонским парламентом и признанный недействительным Конституционным судом Испании).

Избирательный совет не функционировал, и не было условий, которые были бы в нормальном избирательном процессе. Можно ли считать результат законным и обязательным, учитывая это?

Мы так считаем. Действительно, условия не были нормальными, но даже в этих исключительных условиях люди голосовали, была перепись избирателей … она сработала. В конце дня большее количество электората проголосовало «за», чем проголосовало за Брексит в Соединенном Королевстве. Поэтому, если Брексит является законным, мы считаем, что референдум, проведенный здесь, тоже является законным. Таким образом, Каталония провозгласила независимость и стремится стать республикой с целью подтвердить, что мы считаем себя суверенным актором.

Теперь мы полагаем, что между нами и испанским государством должно быть международное посредничество. И должен быть контроль над территорией, мы должны попытаться развивать нашу собственную государственную политику в центральных стратегических секторах, таких как налогообложение, здравоохранение и образование. Это нужно требовать от правительства, но мы также знаем, что в нынешнем контексте мобилизация людей станет необходимым элементом, гарантирующим это.

Посмотрим, как отреагирует государство. Если мы окажемся в ситуации с более сильными репрессиями, что, скорее всего и произойдет, у нас все равно будут люди, поэтому мы будем бороться и защищать их достоинство. Никто не ожидал нынешней ситуации месяц назад, поэтому мы не знаем, что будет с нами через месяц. Мы считаем, что это процесс расширения прав и возможностей людей, конституирующий процесс и процесс уничтожения существующего режима. Мы должны оказать давление за признание Республики.

Несколько представителей Европейского союза заявили, что независимая Каталония должна быть вне ЕС. Это представляет для вас проблему?

Масс-медиа и власть настолько сильно продвигали ЕС, что люди испытывают чувство принадлежности к их рыночному сообществу. Поэтому исключение Каталонии из ЕС вызывает чувство неуверенности и отсутствия безопасности. Это не экономическая проблема, потому что я считаю, что все европейские субъекты заинтересованы в преемственности торговых отношений.

Мы против этого ЕС, поэтому мы заинтересованы в дискуссии о том, следует ли нам оставаться или нет. Действительно, одним из интересных фактов в наши дни является то, что многие люди, привыкшие чувствовать себя очень связанными с ЕС, замечают, что представляет ЕС на самом деле (из-за слабой реакции ЕС на репрессии, совершенные испанской полицией 1 октября). Это уже произошло в отношении беженцев. Существует важный вопрос о значении ЕС, и это снова ставит нас в положение вызова установленной власти.

В прошлый четверг президент Каталонии Карлес Пучдемон объявил, что он созовет региональные выборы, как того требует правительство Испании. Спустя несколько часов он передумал и заявил, что по вопросу провозглашения независимости будет голосование в каталонском парламенте. Неужели Пучдемон и его PDCat по-прежнему заслуживающие доверия союзники?

То, что произошло в четверг, было маневром каталонской и испанской элит. Но когда стало ясно, что 155-я статья (которую испанское правительство использовало, чтобы приостановить каталонскую автономию), будет применена в любом случае, этот путь был закрыт. Это происходит потому, что люди вышли на улицы, чтобы потребовать признания независимости. Теперь есть сомнения, что нормально, но в этой ситуации нам нужно объединиться в строительстве Каталонской Республики. В то же время нам нужно защищаться от атак, которые государство будет осуществлять, используя 155-ю статью. Мы будем по одну сторон баррикад с теми, кто сражается за демократию.

Какова ваша оценка провозглашения независимости?

Это был очень счастливый день. Большинство жителей Каталонии, проголосовавших 1 октября, попросили нас провозгласить Республику, и это то, что мы сделали, то, что парламент должен был сделать. Отныне мы должны осознавать, что нас ждет ситуация, когда нам придется строить каталонскую республику на уровне улиц и учреждений. Нам придется остановить 155-ю статью и репрессии. Но мы сделали шаг вперед. Игра еще не закончена, она продолжается, но теперь у нас есть четкий и определенный мандат от каталонского парламента.

Перевел Дмитрий Райдер

Источник: Jacobin  

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 6 =