Вавилонская башня казахского капитализма

21476085_1653758704668552_153822528_n

Олжас Кожахмет

В начале учебного года образовательная тематика в Казахстане на уровне самого вульгарного символизма была потеснена в медиа-пространстве новостью о драке.

Вечером 2 сентября соцсети облетела весть, что в Астане, на территории строящегося торгового центра «Абу-Даби Плаза» произошёл конфликт индийцев-гастарбайтеров с туземными работягами и к месту инцидента стянуты силы полицейского спецназа.

Новость была воспринята некоторыми как призыв к солидарности, на который отреагировало около сотни столичных жителей, оперативно стянувшихся к месту событий и попытавшихся прорвать выставленное оцепление, хотя и без особого рвения.

В небольшой толпе ходили тревожные разговоры о том, что кровожадные ласкары убили двух человек и взяли в заложники персонал. Не вполне осмысленное стояние превратилось в подобие митинга: нестройно звучали кричалки «алга казактар» [«Казахи, вперёд»], двое парней даже пытались пройтись по улице с государственным флагом, но были задержаны.

Впрочем, эта реакция на поведение митингующих была самой суровой. Чуть позже к ним вышли с разъяснениями случившегося полицейские начальники, которые были непривычно доброжелательны, а затем и столичный аким Асет Исекешев, заверивший сограждан, что конфликт исчерпан и все виновные понесут наказание.

По официальной версии случилось следующее: вечером 2 сентября охранник не пустил на объект подвыпившего индийского рабочего. Тот принял это близко к сердцу и призвал на помощь соплеменников. За избиваемого сторожа вступились казахские пролетарии и в итоге завязалась потасовка с участием нескольких десятков человек, в ходе которой два человека (тот самый охранник и один из иностранцев) понесли увечья средней тяжести.

Избиваемые индийцы действительно забаррикадировались в одном из помещений – не  понаслышке зная о том, чем кончаются побоища на этнической почве они, видимо, решили что их могут попросту линчевать.

Наладить коммуникацию не помогло даже появление оперативников знающих язык Киплинга – то ли «хинглиш» оказался для них слишком труден, либо перепуганные иностранцы опасались погрома даже от людей в форме (что опять же обычная для их отчизны практика).

Понадобилось явление индийского консула, чтобы разрядить обстановку и доставить всех участников конфликта в полицию, где с большинством ограничились профилактической беседой, но некоторые получили административные аресты.

Вроде бы и делу конец, но тем более дикой и несоразмерно суетной была реакция властей. Акимат (мэрия), полиция и министерство иностранных дел выпустили пресс-релизы, в которых за дежурными округлыми формулировка о том, что инцидент исчерпан, все виновные понесут наказание, а недобрые чужеземцы, возможно, будут депортированы, таилась плохо скрываемая паника. Настолько частым рефреном звучал призыв не поддаваться на провокации.

На следующий же день большинство пользователей Казнета столкнулось с хорошей знакомой проблемой блокировки соцсетей и Ютуба, которые в зависимости от оператора и региона или не были доступны вовсе, или чудовищно глючили.

Жест, к которому власти впервые прибегли во время жанаозенских событий и делают это гештальтное повторение когда у Аблязова-Голдстейна очередной стрим.

Факт этих блокировок опять же отрицали, выдав совершенно феерическое объяснение, что причиной стал всё же случай в столице и Сеть легла под напором взбудораженных пользователей.

Эмоции людей и впрямь захлестнули. Шовинизм, обычно припудренный филистерскими разговорами о дружбе народов и официозной ассамблейской пропагандой, получил удобный повод для берсерковой истерики со стандартным набором лозунгов, перечислять которые нет необходимости.

Парадоксальным образом именно статусные политические националисты оказались в охвостье этого парада токсичной гордости. Ксенофобные настроения – это почва, в которой они должны растить свои институты и кадры, но много ли она стоит в стране, где подобное садоводство почти официально запрещено? Да и стандартные агрокультурные навыки кажутся бесполезными в условиях зоны рискованного политического земледелия.

В последние лет 10 у казахстанских рабочих неоднократно случались конфликты со своими иностранными коллегами из Турции (трудно вообразить, как это рвало сердца ультраправых ликанов) и Китая (к этим негативно настроено большинство). При одинаковой в большинстве случае квалификации и должности, эти сотрудники получили оклады в несколько раз превышающие зарплаты туземцев, что предсказуемо обостряло отношения между работниками.

Проблема оказалась на стыке национал-демократического и профсоюзного направлений, но второе ещё более бессильно чем первое и его перспективы вообще под большим вопросом.

С этим торговым центром, — который, как понятно из названия возводится совместно с арабским инвесторами, — подобные проблемы за семь лет его строительства также происходят не впервые.  В 2014 году 600 рабочих выходили на забастовку, а в прошлом на объекте взорвались газовые баллоны, которые по неофициальной версии подпалили все те же недовольные пролетарии.

Объект должен быть завершен в этом году и достигнет в высоту 75 этажей, обещая стать самым высоким зданием в Центральной Азии.

Примечательно, что шейхи-девелоперы пока никак происшедшее не прокомментировали.

Зато в официальных комментариях в этот раз дефицита не имеется. Едва ли не слезные просьбы сохранять спокойствие перемежаются с визгливыми окриками не поддаваться на провокационные заявления.

Меж тем, самым провокационным заявлением этой уже недели стал очередной призыв Нурсултана Назарбаева повышать цены на коммунальные услуги, потому как нынешние не могут привлечь бесценных инвесторов, но там наверху, кажется, не видят никакой связи между подобной экономической политикой и заметно подскочившим градусом массового недовольства.

Испуганная вежливость и даже заискивающий демократизм в общении с простыми митинговщиками – к таким приёмам они прибегают в исключительных случаях.

В следующий раз эти меры могут оказаться недостаточны.

А следующих разов будет всё больше.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 8 =