Dälek: эхо и боевой клич

rs-dalek-00bfc300-80ef-4f9f-8a57-c1caf53eef7c

Дмитрий Райдер

Меланхолия и гнев. Ламентации, перемешанные с обличающими тирадами и призывами к сопротивлению. Тревожный саунд, сюрная тревожная обложка и тревожное название. Endangered Philosophies — находящиеся в опасности или под угрозой вымирания, философии.

a1157126491_10

Это уже их восьмой альбом, но для тех, кто слышит про Dälek впервые, немного истории. Сначала это был дуэт из Нью-Джерси, не самого благополучного штата, состоявший из вокалиста Уилла “dälek” Брукса (Will Brooks) и композитора Oktopus. Ранее за саунд отвечал Oktopus, теперь же, после его ухода, помимо MC dälek группа состоит из DJ rEk и Майка Мантеки (Mike Manteca). Название группы произносится примерно как “дайалек”. Связь названия с расой киборгов-далеков из сериала “Доктор Кто” они отрицают, но сама их музыка и вправду что-то вроде киборга: организм, созданный из шумовых коллажей, бита и рэп-декламаций. Впрочем, “это чистый хип-хоп, в чистейшем смысле”- сказал MC dälek в 2007 году. В самом деле, Public Enemy сэмплировали разнообразные шумы еще в рейгановские-робокоповские-терминаторские 80-е.

С некоторыми изменениями они продолжают линию, начатую в 1998 году с дебютным альбомом Negro Necro Nekros. За эти 19 лет существования группа записала еще семь альбомов и отметилась коллаборациями с ветеранами краут-рока Faust, швейцарскими индастриал-рокерами The Young Gods и экспериментаторами Techno Animal. Однако если на прошлых альбомах использовались сэмплы из, например, шугейзеров My Bloody Valentine и ресэмплированные собственные гитары, то в этот раз материал присылали сами участники других групп: Брукс называет нойз-рокеров Metz, кроссовер-трэшеров Municipal Waste, постпанков Publicist UK и Third Eye Foundation.

 

Слушаешь Dälek — и воображение рисует деиндустриализованные пейзажи американского Ржавого Пояса. Дождь моросит, покрытые граффити брошенные дома и пустые заводские корпуса, потрескавшийся асфальт. Руины Американской мечты. Где-то рядом продают наркотики, пожарная станция не работает из-за долгов муниципалитета. Мрачная реальность, все больше похожая на мрачную фантастику, придуманную и написанную/снятую в этой мрачной реальности. Не постапокалипсис, а апокалипсис замедленного действия, расползающийся, обволакивающий и давящий как индустриальные звуковые коллажи. А иногда, как в случае Collective Cancelled Tought с нового альбома, первые две минуты которого сплошной гул, представляются космические корабли, покидающие Землю, потому что делать на ней больше нечего.

Как и соул-постпанковые Algiers, Dälek включили в открывающую альбом песню Echoes Of сэмпл из речи Фреда Хэмптона, лидера чикагского отделения Черных Пантер, убитого в своей квартире полицейскими и агентами ФБР. В этом же треке в лозунговой манере перечисляются имена лидеров и активистов движения за права черных “We the, Echoes of Martin, of Malcolm/Of Evers./Of Hampton, Of Seale/Our Peoples won’t kneel!” (Мартин Лютер Кинг, Малькольм Экс, Медгар Эверс, Фред Хэмптон, Бобби Сил) Опять же, как и у Algiers, это имена исторических призраков, постоянно, иногда особенно навязчиво напоминающих о себе, потому что история не закончилась. Расизм все еще существует. Капитализм существует. Классы существуют. Полицейские продолжают убивать цветных. (“Cops keep shooting”) Глобальное неравенство доходов и уровня жизни существует. Люди продолжают мигрировать в поисках лучшей доли, сталкиваясь с расизмом. “I’m your worst nightmare / Educated and born here…Prepared for warfare/We ain’t going nowhere” декламирует Брукс (он сам сын иммигрантов) в Son of Immigrants. Примерно с середины песни слышен закольцованный сэмпл с демонстрации за права иммигрантов, прерывающийся и постепенно становящийся все громче, пока слышным не остается только он.

 

Мои родители эмигрировали сюда из Гондураса в 1971 году. Я сын иммигрантов. Ирония во всем этом заключается в том, что каждый в этой стране (иммигрант) в некотором смысле, некоторые из нас более поздние, чем другие. Но эта песня — это воспоминание о вещах, которые произошли в моем прошлом, это некоторые из моих ранних воспоминаний и просто что я чувствую из-за этого. Будь я проклят, если кто-то скажет мне, что это не моя страна. Я американец, и я здесь. Так что люди должны понимать, что мы никуда не денемся”. 

Помимо политических деятелей на альбоме отдается должное музыкантам прошлого — в Battlecries упоминаются Джон Колтрейн и вокалист Joy Division Иэн Кёртис: “Sustained by the refrains of Coltrane/Find solace in phrases exhaled by Ian Curtis/Only hope to travel further.” А на Sacrifice MC dälek признается, что скучает по знаменитому антиконсервативному комику Джорджу Карлину (“I miss the mind of George Carlin”), которому всегда было что сказать по поводу американской реальности.

Альбом заканчивается треком Numb c декламацией “This is gonna change me/This is gonna change you!” (Это изменит меня, это изменит тебя) и опять же сэмплом (power to the people, уличные барабаны) звуков демонстрации протеста.

Не только на альбоме Dälek меланхолия сменяется тревогой и гневом. Эхо будет звучать долго, превращаясь в боевой клич.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 1 =