Барселона: Как пережить теракт и не стать расистом

21039573_1866257533401796_1635915452_n

Андрей Мовчан

Лето в Барселоне — время невероятной праздности. Ежедневно на жаркие улицы каталонской столицы выбираются сотни тысяч туристов изо всех уголков мира. Их концентрация достигает своего пика в старом центре города — на Пласа-де-Каталунья и далее на бульваре Ла Рамбла. По всей километровой длине этой пешеходной улицы негде яблоку упасть. Английский, французский, немецкий и русский здесь можно услышать чаще, чем испанский и каталанский вместе взятые. Местные жители предпочитают обходить это место стороной, поскольку шум и неиссякаемые людские толпы — не самая уютная атмосфера.

На углах домов стоят проститутки. Меж ларьков снуют пакистанские торговцы пивом и марихуаной. Черные парни продают с «летучих» раскладок футболки FC Barcelona с именами Месси и Неймара, готовые моментально свернуть свои точки при появлении полиции. Уличные воры обчищают карманы зазевавшихся гостей города. И, конечно же, сами туристы, плотный поток которых редеет лишь к утру, чтобы уже через несколько часов опять наводнить тесное пространство Рамблы.

Идеальное место для теракта.

Преступникам трудно было бы отыскать в Барселоне локацию, более удобную для свершения своих кровавых планов. Центр города, как символ спокойной европейской жизни. Толпы людей. Причем возможность навредить гражданам практически всех стран Первого Мира, вызвав колоссальный международный резонанс. Забегая вперед, скажем, что так и случилось: пострадавшими оказались граждане 34 стран, из которых испанцы составляют незначительное меньшинство.

Пятничным вечером 17 августа жительница одного из пригородных поселков 75-летняя Пэпита Кодина решила впервые за долгое время выбраться в центр Барселоны на прогулку по Рамбле. В город она поехала вместе со своей дочерью. Увы, эта прогулка стала последней в ее жизни.

21074091_1866257956735087_1141001666_n

Путь фургона по Рамбле

В 16:56 по местному времени микроавтобус Fiat Talento въехал со стороны Пласа де Каталунья на Рамблу. На скорости более 100 км/ч автомобиль промчался сквозь толпу, сметая всех на своем пути. По улице он проехал целых 550 метров — добрую половину длины всей Рамблы — остановившись в районе оперного театра Лисеу, на знаменитой мозаике Жуана Миро.

Новость о теракте моментально разнеслась среди барселонцев по WhatsApp. В отсутствии какой-либо подтвержденной информации, город полнился слухами. Говорили, будто террорист взял заложников в районе метро Уркинаона. Или о том, что водитель забаррикадировался с заложниками в одном из баров в прилегающем к Рамбле районе Эль-Равль.

По городу с воем сирен летали кареты скорой и полицейские авто. В воздух были подняты вертолеты. Люди не паниковали, но на лицах читалась тревога. Пассажиры метро и электричек не отрывали глаз от экранов своих смартфонов. Догадаться, что все они листают вовсе не юмористические паблики было нетрудно: то и дело из телефонов доносились звуки видео с криками пострадавших и свидетелей трагедии.

Спустя некоторое время ситуация прояснилась. Хорошая новость состояла в том, что заложников террорист так и не взял. Плохая — каким-то чудом ему удалось скрыться с места преступления. Но самым ужасным оказалось, что погибших было не двое и не трое, как сообщалось ранее, а тринадцать.

21076699_1866258443401705_378434812_n

Медики, полиция и прохожие предоставляют первую помощь пострадавшим на улице Рамбла

Через два часа после теракта в историческом центре в 18:56 машина Ford Focus прорвалась через полицейский кордон на проспекте Диагональ в северо-западной части города. Ранен один полицейский. Предположительно, это был тот самый скрывшийся террорист, который угнал машину, убив водителя ножом. Спустя время его труп был найден в салоне брошенного авто.

А поздно ночью на юге Каталонии, в городке Камбрильс произошел еще один теракт по аналогичному сценарию: микроавтобус опять врезался в прохожих. Ранено шестеро человек, погибла одна женщина. Но на этот раз, к счастью, полицейским удалось ликвидировать всех пятерых террористов.

Ячейка

Фотографию подозреваемого в совершении атаки на Рамбле уже через несколько часов показывали по всем телеканалам страны. В злосчастном микроавтобусе были найдены документы на имя Дрисса Укабира — этнического марокканца, имеющего испанское гражданство и проживающего в городе Риполь на севере Каталонии.

Но это оказалось ошибкой. Узнав о случившемся, Дрисс сам пришел в полицию, чтобы сообщить, что документы были украдены его 17-летним братом для того, чтобы арендовать автомобиль. А главным подозреваемым был объявлен Юнес Абуякуб, 22-летний уроженец Марокко, также проживавший в Риполе.

Если в первые часы после трагедии, еще могло показаться, что теракт — дело рук спятившего одиночки, то уже вскоре выяснилось, что за ним стоит организованная ячейка исламских фундаменталистов. Атака в Камбрильсе стала лишь подтверждением этой версии.  А преданная гласности на следующий день оперативная информация напоминала сюжет детективного романа, от которого мороз пробежал по коже у миллионов испанцев.

Несколько месяцев назад группа молодых людей оккупировала пустующий дом в маленьком приморском городке Альканар в окрестностях Таррагоны, что на юге Каталонии. Подобные захваты безлюдных домов, находящихся в собственности банков и не выкупленных по ипотеке — для Испании дело привычное. Так что на новых соседей никто не обратил внимания. Кто бы мог подумать, что группа молодых людей, поселившихся здесь — террористическая группа исламистов?

21073973_1866258900068326_62432817_n

Гнездо террористов в Альканаре (предместье Таррагоны). На фото видны разбросанные баллоны, послужившие причиной взрыва, которые планировалось использовать во время атаки.

Тайна раскрылась неожиданно: в среду 16 августа в доме прогремел мощнейший взрыв. Погиб один житель дома — один из членов ячейки. Прибывшие на место пожарные и полиция установили, что причиной стала детонация баллонов с бутаном. Однако, от бытовой версии происшествия следователи отказались, как только обнаружили количество баллонов — 105 штук. Кроме того на развалинах дома были найдены взрывные устройства, которые собирались монтировать к емкостям с газом. Инцидент, по всей видимости, произошел из неосторожности во время подготовки машин смерти.

По счастливой случайности, неосторожное поведение боевиков со взрывчаткой уберегло Барселону от еще более кровавого теракта. Изначально боевики планировали въехать в город на трех микроавтобусах, начиненных газовыми баллонами и взорвать их в людных местах. Можно только представить, сколько жизней унес бы такой теракт. Но поскольку эти планы сорвались, джихадисты решили прибегнуть к плану “Б” — использовать для массовых убийств сами транспортные средства.

Итак, ячейка, как удалось установить полиции, состояла минимум из 12 человек. Все  были этническими марокканцами с испанским либо французским гражданством. По данным газеты El País, полученным из своих источников в полиции, идейным вдохновителем молодых террористов мог быть имам городской мечети Риполя. Эту мечеть посещали преимущественно марокканцы. Возможно, именно его труп был найден под завалами взорвавшегося дома в Альканаре. Согласно другим источникам, имам скрылся. Что сейчас с остальными членами ячейки?

Пятерых подозреваемых джихадистов полиция застрелила в Камбрилсе. Среди них были 17-летний Мусса Укабир, 18-летний Саид Аалла, 24-летний Мохамед Хишам, и двое неназванных мужчин.

21015430_1866259036734979_96813418_n

Четверо из двенадцати членов исламистской ячейки

Трое арестованных в городе Риполь: 28-летний Дрисс Укабир, брат Муссы. Еще один человек, личность которого не называется, был арестован в Альканаре, где в среду взорвался дом.

Юнес Абуякуб, которого теперь считают водителем фургона, врезавшегося на скорости в толпу на Рамбле, был объявлен в розыск. Несколько дней бытовала версия, что ему удалось пересечь границу с Францией.

21 августа полиция официально заявила, что Юнес Абуякуб был застрелен в горном поселке Субиратс в 50 километрах от каталонской столицы.

Исламисты и мусульмане

Последний крупный теракт в Барселоне произошел ровно 30 лет назад — летом 1987 года. Это был взрыв в супермаркете Hipercor, организованный баскской террористической организацией ЭТА, в результате которого погиб 21 человек. Монумент, посвященный памяти жертв той трагедии установлен на авеню Меридиана, и до недавних дней служил напоминанием о далеких временах террора посреди безмятежного ритма города.

Собственно говоря, история терроризма в Испании связана прежде всего с деятельностью радикальных баскских сепаратистов. Под знаком взрывов и перестрелок, а также не менее жестких контртеррористических акций (вплоть до создания вооруженного ультраправого подполья) прошли все 1980-е годы. Не мудрено, что, когда в 2004 году в Мадриде на вокзале Аточа случился масштабный теракт, унесший жизнь 191 человека, правительство поспешило обвинить в нем именно баскских сепаратистов. В действительности, виновниками взрыва были боевики Аль-Каиды — это был первый случай когда Испания столкнулась уже с исламским терроризмом.

Со времен мадридского теракта долгих 15 лет страна прожила в мире и согласии. Отчасти это было вызвано тем, власти Испании отказались принимать участие в военных операциях на Ближнем Востоке, дабы отвести угрозу атак на своей территории. По сравнению с другими европейскими государствами, Испания казалась островком спокойствия. Не в последнюю очередь именно вопрос безопасности стал привлекать в страну десятки миллионов европейских туристов, которые уже побаивались ездить на отдых в Тунис, Турцию и Египет.

Последние несколько лет, когда террористические акты в Европе значительно участились, испанцы тоже были встревожены. Ведь тот же Марсель находится в каких-то 500 километрах от Барселоны. А учитывая прозрачность границ в Шенгенской зоне, чувствовать себя в полной безопасности не мог никто. Тем более, что с начала 2017 года в полицейских сводках неоднократно мелькала информация о задержании групп джихадистов, в частности в окрестностях Барселоны.

21015585_1866259140068302_1926424378_n

На картах «Халифата» Иберийский полуостров показан как провинция Аль-Андалус

Даже политика принципиального неучастия Испании в «войне с терроризмом» не гарантировала стране полной безопасности. В частности из-за того, что исламисты, являясь носителями средневекового сознания, до сих пор не могут простить «крестоносцам» своего поражения в Реконкисте. На 732 год н.э. провинция Халифата под названием Аль-Андалус занимала практически всю территорию Иберийского полуострова. И сейчас, спустя более тысячелетия, фундаменталисты рассматривают Испанию как «территорию ислама, завоеванную неверными».

Так, в январе 2017 года полиция и гражданская гвардия сообщали о том, что Исламское Государство имеет планы террористических атак на территории страны с целью восстановления Аль-Андалуса. Для этих целей, говорилось в сообщении, исламисты намерены вербовать выходцев из Марокко, которых называют «соотечественниками по Халифату».

И вот новый теракт. Исполнители — джихадисты марокканского происхождения. Ответственность за атаку берет на себя Исламское Государство.

Разумеется, все это не могло не обратить взоры общества в сторону мусульманской общины. На сегодняшний день в Испании проживает около двух миллионов мусульман (3,97% от общего числа населения). Согласно опросу, проведенному центром Metroscopia в 2009 году по заказу Министерства внутренних дел, от 4% до 5% из испанских мусульман придерживаются радикальных религиозных взглядов.

Наибольшую часть из последователей пророка Мухаммеда составляют мигранты из Марокко — 706 тыс. жителей, представляя собой вторую по численности диаспору страны, лишь немного уступая румынам.

Миграция марокканцев стремительно росла в течении всех 2000-х годов. От африканского побережья Испанию отделяет узкий Гибралтарский пролив, и для желающих попасть в Первый Мир он — не преграда. Кроме того на марокканском берегу находятся два испанских владения — города Сеута и Мелилья — единственные территории ЕС на Африканском континенте. Их население и так более чем наполовину состоит из мусульман, и новые безработные марокканцы штурмуют границы «крепости Европы» именно в этом месте.

21015259_1866259316734951_1958251102_n

Барьер между мирами. Граница между Испанией и Марокко в городе Мелилья.

Доход на душу населения в Испании в 2011 году был почти в 11 раз выше, чем доход на душу населения в Марокко. Таким образом, испано-марокканская граница является одной из самых неравных в экономическом отношении для всей ОЭСР. Нужно ли еще что-нибудь говорить о причинах миграции?

В таких мегаполисах как Мадрид и Барселона марокканцев и других мусульман видно невооруженным взглядом. Молодых парней арабской внешности можно встретить едва ли не в каждом вагоне электрички, идущей в пригороды. Мусульманские подростки обоих полов — неотъемлемый атрибут общеобразовательных школ и колледжей. А в городских парках компании девушек в хиджабах сразу бросаются в глаза, особенно тем, кто не привык жить в мультикультурном обществе.

Испанцы уже привыкли. Их отношение к миграции в течении всех этих лет было на удивление спокойным: «Дело житейское, люди ищут лучшей жизни». 52% испанцев, согласно опросам, имеют друзей-мигрантов, и эта цифра стремительно растет с каждым годом.

Даже по отношению к такой противоречивой теме как иммиграция из мусульманских стран, Испания признана самой толерантной среди стран Евросоюза. Согласно опросу лондонского института Chatham House, количество сторонников прекращения миграции мусульман наиболее низкое в ЕС (41%). А противников миграционной блокады из мусульманских стран — напротив, рекордно высокое число (32%).

21082318_1866259833401566_244611940_o

Вопрос: “Вся дальнейшая миграция из преимущественно мусульманских стран должна быть остановлена”. Синий — “Согласен”; Зеленый — “Ни да, ни нет; Красный — “Не согласен”

Беженцы с Ближнего Востока и Африки — отдельный вопрос. При том, что центральное правительство всячески пытается ограничить поток прибывающих в страну искателей убежища, общество настроено весьма доброжелательно. В муниципалитетах, где правят левые и левоцентриcтcкие партии, нередко можно увидеть баннеры “Refugees welcome”. А среди каталонской студенческой молодежи считается за честь съездить на каникулы в Грецию, чтобы в качестве добровольцев помогать в лагерях сирийских беженцев. Те, кто в Грецию не едут, волонтерят прямо на улицах Барселоны, собирая деньги для беженской программы Красного Креста.

Весной 2017 года произошло событие, по нынешним временам потрясающее для Европы. 350 тысяч людей вышли на демонстрацию в Барселоне с требованием к правительству принимать больше беженцев. «Хватит смертей в Средиземном море!» — под таким лозунгом демонстранты возмущались политикой миграционной блокады, вследствие которой только за прошлый год в море погибло 5000 людей. К акции присоединились все первые лица города, а ход манифестации в прямом эфире транслировали десятки телеканалов.

Изменится ли после терактов отношение к мигрантам и беженцам? Этот вопрос тревожил многих.

Как проиграла ненависть

Несмотря на общую терпимость, заметную и в метро, и на улицах, и в бытовых ситуациях, в социальных сетях Facebook и Twitter стал «разгоняться» хештег #Stopislam. А вирусное сообщение в WhatsApp с сетованиями на то, что мусульмане не сопереживают жертвам 17 августа, набрало 85 000 отправлений.

Особую прыть в разжигании ненависти в интернете проявила русскоязычная община Испании. Увы, уже традиционно. «Боже, храни Барселону! Какая печальная новость. Европейцы, одумайтесь и депортируйте всех беженцев из страны», — писали в диаспорных пабликах женщины с красивыми фотографиями на аватарах. Пожалуй, это были самые мягкие высказывания: на собственных страницах многие постсоветские мигранты размещали куда более агрессивные посты.

Пятничным вечером в курортном городке Порт-де-Сагунт близ Валенсии к 14-летнему марокканскому подростку, болтающего со своим местным другом, подъехала Audi. Из нее вышел молодой человек лет 30-ти и принялся кричать: «Вон отсюда! Убирайся в свою страну!» С этими словами водитель набросился на подростка с кулаками и начал избивать. «Если я тебя еще раз увижу здесь, я убью тебя. Понял, дерьмо марокканское?»

Еще более вопиющий случай произошел в северных районах Барселоны: местный житель ранил выходца из Марокко двумя выстрелами в ногу. На место происшествия выехала полиция и задержала нападавшего. Потерпевший в тяжелом состоянии доставлен в больницу.

Однако, следует сказать, что такие случаи были скорее исключением из правила. В своей массе испанцы, комментируя трагедию в соцсетях и на траурных митингах, постоянно акцентировали, что нельзя допускать проявления агрессии в отношении мирных мусульман, которые составляют абсолютное большинство.

21039725_1866259486734934_1111298991_n

Люди стихийно приносят цветы и свечи на Рамблу к месту гибели жертв

На том же сходились и политики всего политического спектра. И право-консервативная власть, и левая оппозиция, и каталонские индепендентисты — едва ли не впервые проявив единодушие — настаивали: общество должно сплотиться в своем неприятии как терроризма, так и ксенофобии.

Единственной «белой вороной», выделяющейся из общей тенденции, стали испанские ультраправые, уже долгие годы влачащие весьма жалкое существование на маргинесе местной политики. Испания вместе с Португалией — это единственные страны Евросоюза, где крайние националисты не представлены в парламенте и очень далеки от преодоления проходного барьера. Встретить живого нациста не то что в избирательных списках, но даже на улицах Мадрида — большая редкость.

Учуяв запах ненависти, нацисты воспряли духом и решили, что наконец пришел их звездный час. Действительно, такой шанс заявить о себе и своих антимигрантских лозунгах им представляется не часто.

По всей стране начались нападения на мечети. Одна из ультраправых групп разрисовала центральную мечеть Гранады исламофобскими лозунгами. Такая же акция повторилась в Севилье. Позже в той же Гранаде двенадцать нацистов из группировки Hogar Social пришли к мечети со своими флагами, выкрикивая: «Террористы!» , «Вон из Европы!» , «Вас финансирует ИГИЛ!» Напоследок они забросили в мечеть дымовую шашку, чтобы выкурить оттуда всех присутствующих. «Ассасины! Вы за это заплатите!», «Молящемуся мавру — мачете в голову! Стоп ислам!» — такие граффити появились на улицах сразу нескольких городов. Угрозами расправ были разукрашены мечеть в Таррагоне и молитвенный дом в Логроньо. К счастью, от слов к делам нацисты так и не перешли.

21015225_1866260420068174_183844405_n

Девушка-антифашистка объясняет нацисту, что на Рамбле ему не место

Свою самую дерзкую вылазку ультраправые решили совершить непосредственно в Барселоне: пройтись маршем по Рамбле. Такой наглости в этом городе — где они являются объектами всеобщего презрения еще и в силу местной каталонской специфики — наци не позволяли себе уже давно.

Со всей пятимилионной агломерации им удалось мобилизовать аж… 40 человек. Выкрикивая «¡Viva España!» под бело-красными флагами они двинулись на Рамблу. Но недолго играла «Cara al Sol» — уже через несколько минут на центральную улицу вышла контр-демонстрация антифашистов, собравшая более 200 участников. Под лозунгами «¡No pasaran!» они заблокировали несчастных нацистов, которым пришлось прятаться за спины гвардейцев. К травле нацистов подключились даже жители окрестных домов, которые не поленились выйти на улицу, чтобы прогнать ультраправых с Рамблы. Женщины среднего возраста буквально прорывались сквозь полицейский кордон, пытаясь отвесить оплеуху попутавшим берега наци.

Впрочем, мобилизация на антифашистский контр-митинг не была главной новостью этих дней. Общество ждало реакции на теракт от испанских мусульман, и их голос прозвучал. Все без исключения исламские ассоциации решительно осудили террористов. В мечетях прошли молитвы в память о жертвах теракта, а многие имамы устроили специальные проповеди, разъясняя прихожанам, что экстремизм — от Шайтана.

21039758_1866260643401485_142804423_n

Демонстрация мусульман Барселоны против терроризма

В понедельник 21 августа мусульмане Барселоны вышли на массовый митинг против терроризма и исламофобии. «Я каталонская мусульманка, я не террористка», — гласил плакат в руках одной из женщин в хиджабе, выражающий общее настроение митинга. «Не от нашего имени», — говорили другие красноречивые плакаты. Проходя по Рамбле, женщины плакали в объятиях своих мужей и братьев. Время от времени местные жители и мигранты обнимались, вызывая удивление и вспышки фотокамер со стороны немногочисленных уже туристов. В тот же день аналогичные митинги, пусть и не столь многочисленные, прошли и в Мадриде, Таррагоне, Бадахосе и других городах страны.

Письмо учителя

Жузеп-Мария Кастаньо — учитель математики из города Риполь, что на севере Каталонии. Именно из того места, где десяток молодых людей наслушавшихся проповедей исламиста сформировали террористическую ячейку и совершили кровавые атаки. Двое из них были учениками Жузепа. Днями он опубликовал блог под названием «Рамбла, мир в миниатюре», где изложил свои соображения о последних событиях. Ниже мы приводим это письмо:

«Когда ты осознаешь что любой из этих террористов мог жить в твоем городе и каких-то пару лет назад он мог сидеть в твоем классе… в голову приходят разные мысли.

Вначале я бы сказал им, что я «чарнего» (потомок мигрантов, приехавших в Каталонию из других регионов Испании — прим. пер.) и, скорее всего, им не знакомо это слово. Я бы сказал им, что много лет назад сюда также приезжали люди из других стран, с другим языком и культурой, что многие из них вышли замуж за каталонцев, и сейчас мы являемся плодами тех отношений. Я бы сказал им, что то были трудные времена, но, несмотря на все это, люди нашли будущее на этой земле. Мы — гостеприимная земля.

Мы — страна, по которой ходят люди всех культур. Сама Рамбла — это мир в миниатюре. Посидите здесь несколько минут на лавочке, оглядываясь вокруг, и вам откроется  зрелище разнообразия культур, которые у нас есть.

Вы объявили войну всему миру? Всем кто не такой как вы? Не думаю, что это именно то, что утверждает ваш Бог.

21015563_1866260890068127_119708622_n

Мусса Укабир — самый младший из членов террористической ячейки. Ему было 17 лет. Убит при задержании в Камбрильсе.

Многие из вас выросли в наших школах, вы знаете нас… мы не перестанем бороться за то, чтобы наше общество было толерантным, где все мы имеем право жить свободно и в мире. Возможно, с вами мы проиграли эту битву, и к сожалению у нас в школе нет столько влияния, но мы не сдадимся и будем бороться чтобы выиграть все последующие битвы. Это тихие победы, но они есть доказательство того, что существует и другой путь, путь людей, которые выстраивают свою жизнь вместе с нами и они счастливы! Вероятно, вы слышали другие голоса, которые воспользовались вашей слабостью… как жаль!

Сегодня я чувствую смесь печали и ярости. Сегодня мне трудно, но как всегда, мы, учителя, 12-го сентября (начало учебного года — прим. пер.) придем с твердым намерением добиться того, чтобы наше общество было основано на уважении к различию. Учителя упрямы, мы поможем добиться мира!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

6 + 2 =