Украинское леворадикальное движение на Галичине и Волыни (1920-е годы)

Galichina

Максим Мазипчук

Перевел с украинского Станислав Сергиенко 

В постсоветском историческом нарративе основное внимание сосредоточено прежде всего на националистических аспектах в истории Украины. Зато леворадикальные идеи в современной историографии часто провозглашаются чуждыми для украинского народа. Про «левый фланг» украинской общественно-политической жизни, как правило, молчат или вообще пытаются вытеснить упоминания о нем с интеллектуального пространства. Однако попытки свести леворадикальные идеи в Украине к сталинскому варианту коммунизма приводят к искаженному пониманию прошлого и мифологизации. В современной политике памяти преобладает прежде всего националистический нарратив, который пытается игнорировать факты, не вписывающиеся в его идеологическое наполнениеДаже можно говорить о попытке утвердить эксклюзивный тип национальной памяти [VII].

Идеи социализма играли заметную роль в общественно-политической жизни Украины XIX-ХХ вв. и заметно повлияли на украинское национальное движение. Истоки марксизма в общественно-политической жизни Украины связаны с именами Николая Зибера и Сергея Подолинского, активных участников общественно-просветительской деятельности Киевской громады. Выдающийся вклад в развитие левой украинской общественно-политической мысли сделал еще один участник движения громад, Михаил Драгоманов, который вместе с тем критически относился к идеям марксизма [IV, с. 54].

Глубокие традиции левое движение имело на территории Западной Украины, где оно берет начало еще с 1870-х годов [III, с. 73]. Западноукраинский социализм начинался как политическое движение молодой интеллигенции, которая до этого находилась под влиянием русофильства и народничества [XV, с. 60].

На общественно-политическую жизнь края значительно повлияли идеи «громадовского социализма» Михаила Драгоманова и австрийской социал-демократической мысли, которые значительное внимание уделяли национальному вопросу и концепции национально-культурной автономии («австромарксизм»). По мнению Михаила Драгоманова, в украинском случае задачи национального и социального освобождения совпадают, поскольку господствующие слои являются чужеродными по происхождению [XV, с. 67]. В дальнейшем на Западной Украине партии левого толка преимущественно придерживались или «громадовского социализма» Михаила Драгоманова, или марксизма.

Политическая программа первой украинской политической партии — Русско-украинской радикальной партии — находилась под влиянием марксизма. Собственно, именно марксисту Юлиану Бачинскому принадлежит авторство произведения («Україна irredenta», 1895 г.), где впервые сформулирована идея украинской независимости, и то при помощи марксистской методологии и с убеждением, что государство должно служить благу человека.

С теорией классовой борьбы на территории Западной Украины пересекался этнический фактор, иногда приводя к неожиданным результатам. Этническое разнообразие края играло значительную роль в формировании культурных и политических особенностей. Эволюция и деятельность западноукраинского леворадикального движения привели к интересному сплаву марксистской философии с украинским национальным вопросом.

Тяжелые социально-экономические условия способствовали росту популярности среди крестьян и рабочих идей всеобщего равенства и прекращения эксплуатации. Общественно-политическая жизнь Галичины формировалась в условиях острого социального противостояния, поскольку большинство населения составляли малоземельные крестьяне (площадь надела до 5 гектаров). Кроме того, край отличался этнической пестротой и преобладанием в городах неукраинского элемента. Поляки и евреи составляли соответственно 15% и 10% населения в целом и образовывали большинство среди городских жителей. В результате западноукраинские левые пытались расширить социальную базу за счет крестьянства, несмотря на небольшое количество украинских рабочих в сравнительно малочисленном западноукраинском промышленном пролетариате. Распространение социалистических идей среди западноукраинского населения значительно опережало формирование западноукраинского пролетариата.

В течение 1920-х годов, на фоне углубления кризиса парламентской демократии в Европе, в западноукраинском обществе происходит распространение двух антагонистических идеологий: интегрального национализма и коммунизма. Тяжелые социальные условия, разочарование в политике западноевропейских демократий, которые согласились с польской оккупацией Галичины, обусловили рост популярности новых идей. Из европейских государств только УССР и РСФСР выразили протест против аннексии Западной Украины Польшей. Кроме того, рост леворадикальных настроений среди населения Галичины происходил благодаря успехам национально-культурной политики в УССР в течение 1920-х годов. Достижения украинизации в УССР были особенно ощутимыми на фоне неудовлетворительного положения украинцев в Польше. Население Западной Украины подвергалось полонизации в то время, как в СССР количество украиноязычных учебных заведений росло. В 1925 г. в УССР насчитывалось более 10000 русскоязычных школ на 25 млн. населения, а в 1930 г. уже 14000 [XI, с. 66]. В течение 1920-х годов в УССР доступ к образованию получили дети крестьян и рабочих, а в Польше украинская школа находилось в катастрофическом состоянии. В 1926-1927 гг. в Западной Украине действовало лишь 925 украинских школ на 6 млн. населения, и это количество постоянно сокращалось [І, с. 205]. Социальное неравенство сочеталась с ассимиляционной политикой польского правительства и игнорированием национально-культурных требований украинцев. Режим «санации» (авторитарный режим в Польше, который был введен в условиях кризиса парламентских институтов) был далек от демократических идеалов.

После установления польской оккупации значительная часть общества Западной Украины находилась в поиске новых идей и ориентаций. Западноукраинские левые партии смогли предложить социальную альтернативу, которая основывалась на утверждении общественной собственности. Многие члены украинского левого движения прошли эволюцию от украинского национализма к интернационализму.

Вследствие этнического разнообразия и национального угнетения в среде левых западноукраинских партий перманентно шли дискуссии о взаимодействии марксизма и национального вопроса, соотношении интернационализма и патриотизма. Это привело к неразрывному сплетению социальных и национальных вопросов в деятельности украинских левых партий, которые не видели противоречия между отстаиванием национальных интересов украинских крестьян и социализмом, поскольку считали, что национальное угнетение обусловлено несправедливыми социальными условиями. Они пытались, с переменным успехом, прекратить конфликты на национальной почве и сосредоточиться на противостоянии социальной эксплуатации, бороться против польской и украинской буржуазии.

В течение 1920-х годов на территории Западной Украины действовало несколько украинских леворадикальных партий: Коммунистическая партия Западной Украины (КПЗУ), Украинская социал-демократическая партия (УСДП) и Украинское крестьянско-рабочее социалистическое объединение (Сельроб) — которые пытались работать в пределах польской политической системы.

В конце XIX — начале ХХ в. многие украинские общественно-политических деятелей были сторонниками совместной с поляками борьбы за социальное и национальное освобождение, среди них можно назвать Ивана Франка и Николая Ганкевича. В течение 1920-х годов украинские социалистические партии также пытались сотрудничать с польскими, однако на пути союза часто становился национальный вопрос. Отношения украинской левой с польской были противоречивыми: от союзнических отношений к острым противостояниям и взаимным обвинениям. Украинские социалисты обвиняли польских коллег в дискриминационной политике по отношению к украинцам и пренебрежении их интересами, а взамен получали обвинения в расколе рабочих и измене принципов интернационализма. Украинские и польские партии левого толка в течение 1920-х годов развернули борьбу за профсоюзные ячейки. Однако часто конфликты случались и между украинскими левыми — о принципах организации профсоюзов. Украинские коммунисты вместе с польским социалистами пытались добиться организации профсоюзов за интернационалистским принципом. Зато УСДП и УСРП определенное время призывали к украинским профессиональным объединениям, обвиняя конкурентов в полонизации украинских рабочих. Таким образом, между польскими и украинскими левыми сложились непростые отношения из-за различия в национальном вопросе. Однако характерными были и конфликты между украинскими левыми партиями.

В течение 1920-х годов на территории Западной Украины действовало несколько украинских леворадикальных партий: Коммунистическая партия Западной Украины (КПЗУ), Украинская социал-демократическая партия (УСДП) и Украинское крестьянско-рабочее социалистическое объединение (Сельроб) — которые пытались работать в пределах польской политической системы.

КПЗУ — под названием Коммунистическая партия Восточной Галиции — была создана в 1919 г., это стало следствием революционных событий в Украине. Идейным предшественником КПЗУ можно считать организацию «Интернациональная революционная социал-демократия» (1918-1919 гг.), которая в свою очередь выросла из «драгомановских кружков» времен Первой мировой войны, объединений левой молодежи, занимала антивоенную, в отличие от тогдашней УСДП, позицию. Участники ИРСД в 1920-х годах стали известными общественно-политическими деятелями, теоретиками и руководителями леворадикального движения в Западной Украине (Роман Роздольский, Роман Кузьма/Турянский, Осип Крилык/Василькив и др.) [XIII, с. 168]. Они были новой генерацией представителей западноукраинского социализма, которые подверглись влиянию Первой Мировой войны, установлению советской власти в Украине и польско-украинской войне 1918-1919 гг.

Среди представителей леворадикального движения стоит отметить Романа Роздольского — известного историка-марксиста. Его политическая биография достаточно знаковая для представителей левого крыла общественно-политической жизни Западной Украины того времени. В начале 1920-х годов он участвовал в создании и функционировании КПЗУ. Во время раскола в КПЗУ присоединился к КПЗУ-большинства, которая отстаивала организационную независимость от КПП и советского правительства. После установления советской власти в 1939 г. на Западной Украине он, имея репутацию «троцкиста», был вынужден переехать в Краков, где в 1942 году был арестован гестапо по обвинению в помощи еврейскому населению и отправлен в концлагерь Освенцим. Таким образом, ему удалось стать врагом и сталинского, и нацистского тоталитарных режимов, а после Второй мировой войны — известным западным марксологом [XIII, с. 174].

КПЗУ можно считать одной из наиболее динамичных политических сил Западной Украины в 1920-х годов. В начале 1920-х КПЗУ еще надеялась на европейскую революцию, в результате чего взяла курс на продолжение вооруженной борьбы против польского правительства. Во второй половине 1920-х годов коммунисты начали отходить от идей повстанческой борьбы, поскольку их надежды на быстрое усиление революционных настроений в обществе не реализовались. При этом была активизирована пропагандистская и культурная работа [V, с. 1]. Западноукраинские коммунисты связывали идеи национального и социального освобождения с УССР, поскольку считали невозможным освобождение от национального и социального угнетения в рамках капиталистического строя.

В течение 1920-х годов в среде КПЗУ фиксируются противоречия относительно самостоятельности партии и национального вопроса. Большинство партии во главе с лидером Осипом Василькивым отстаивала организационную независимость от Коммунистической партии Польши, однако в итоге получили лишь автономию в ее составе. Стремление к самостоятельной деятельности и призывы к присоединению Восточной Галиции вызвали противодействие со стороны части самой КПЗУ и Коммунистической рабочей партии Польши. Одно из течений в КПЗУ (капееровцы) была связана прежде всего с польскими рабочими и интеллигенцией, а потому отстаивала идеи общепольской революции и настаивала на организационном объединении с КСПП [VIII].

Полноценной деятельности КПЗУ препятствовал ее нелегальный статус, который уменьшал возможности проведения агитационно-пропагандистской работы среди украинского населения. Таким образом, в первой половине 1920-х годов в польской политической системе основными представителями украинского левого движения были УСДП и УСРП (Украинская социалистически-радикальная партия, наследница РУРП, которая была образована при участии волынских эсеров, обломка Надднепрянской УПСР).

В начале 1920-х годов УСДП попала под влияние КПЗУ, которое все увеличивалось вследствие массового вступления в партию просоветски настроенного населения. В январе 1922 на партийном съезде УСДП было отмечено на праве западноукраинского населения на самоопределение и присоединение к советской Украине, а в марте 1923 съезд поддержал переход партии на коммунистическую платформу [XIV, с. 55]. Поэтому социал-демократы стали поддерживать лозунги классовой борьбы, требовать национализации промышленности и проводить значительную работу в профсоюзах, направленную на популяризацию левых идей в среде украинских рабочих. УСДП выступала за отмену крупного землевладения и передачу земли бедной части крестьянства без выкупа, но с последующей ликвидацией частной собственности. Рост прокоммунистических настроений в украинском общественно-политической жизни вызывало беспокойство польских властей. На радикализацию УСДП польские власти ответили запретом партии и ее изданий в начале 1924 г.

В 1926 г. при активном участии советских дипломатов и Коминтерна был создан Украинское крестьянско-рабочее социалистическое объединение (далее — Сельроб), которое приняло на вооружение лозунги ликвидации помещичьего, государственного и церковного землевладения, социализации фабрик и заводов. Партийное объединение основали в значительной степени как легальную пристройку КПЗУ, чтобы охватить те сферы политической жизни, которые были недоступны для коммунистов [ХII, с. 31]. Таким образом, западноукраинские коммунисты смогли работать в легальном поле политической системы Польши.

Одним из главных способов борьбы леворадикальных партий оставались забастовки: только в 1924 во Львове в забастовках приняли участие более 20 000 рабочих [І, с. 102]. КПЗУ, УСДП и польские социалистические партии пытались активизировать объединение галицких рабочих в профсоюзы ради борьбы против эксплуатации. В 1929 г. КПЗУ попыталась организовать совместную забастовку украинского и польского пролетариата. КПЗУ и Сельроб также уделяли внимание организации первомайских демонстраций. В 1927 г. во Львове в первомайской демонстрации приняли участие около 800 рабочих, а в Золочеве — около 700

Стоит отметить, что леворадикальное движение на территории Польши финансировалось из СССР. Поступления средств осуществлялись через советское посольство в Варшаве. Например, в 1928 Сельроб получил от Юрия Коцюбинского (советника полпредства СССР в Варшаве) не менее 10 000 долларов для подготовки к выборам [XVIII, л. 7]. Правительство УССР пыталось финансово поддерживать украинские институты и культурных деятелей в Польше, надеясь от этого получить политические дивиденды.

Одним из главных способов борьбы леворадикальных партий оставались забастовки: только в 1924 во Львове в забастовках приняли участие более 20 000 рабочих [І, с. 102]. КПЗУ, УСДП и польские социалистические партии пытались активизировать объединение галицких рабочих в профсоюзы ради борьбы против эксплуатации. В 1929 г. КПЗУ попыталась организовать совместную забастовку украинского и польского пролетариата. КПЗУ и Сельроб также уделяли внимание организации первомайских демонстраций. В 1927 г. во Львове в первомайской демонстрации приняли участие около 800 рабочих, а в Золочеве — около 700 [XVI, л. 6].

Леворадикальные партии пытались распространить свое влияние на культурно-образовательные и спортивные организации Западной Украины, однако в этом направлении значительно отставали от УНДО [VI, с. 13].

Партии левого толка много внимания уделяли кооперации. На 1930 г. «Сельроб» контролировал 66% кооперативных объединений Волыни, однако на Галичине его влияние оставалось незначительным. Всего на 1930 г. около трети кооперации находились под влиянием левых партий (Сельроб, УСРП) [ІІ, с. 182].

В 1927 г. руководство коммунистической партии Западной Украины выступило против расправы над наркомом просвещения УССР Александром Шумским, которого обвиняли в национализме. В среде КПЗУ выделилась группа во главе с Осипом Турянским и Иосифом Васильковым, которая пыталась стоять на позиции, независимой от ЦК КП(б)У, и поддержала Александра Шумского. Учитывая эти события, польские коммунисты и советское правительство приняли решение заменить «непослушное» руководство КПЗУ [XVII, л. 24]. Несмотря на давление со стороны Коминтерна и руководства УССР, западноукраинские коммунисты отказались осудить взгляды Александра Шумского.

Деятельность украинского левого движения не устраивала политическое руководство СССР, которое ждало послушного поведения от западноукраинских коммунистов. Советское руководство приняло решение об отзыве с должности советника полпредства бывшего члена Украинской коммунистической партии (боротьбистов) Михаила Лебединца. Зато на вакантное место назначили Юрия Коцюбинского (сына украинского писателя), который развернул активную деятельность, направленную на преодоление «национализма» в руководстве КПЗУ и Сельроб. Представители КПЗУ не раз жаловались на деструктивные действия советского полномочного представительства в отношении социалистического движения в Западной Украине [XVIII, л. 8]. Однако после 1927 г. попытки КПЗУ и Сельроб уделять внимание национальному вопросу советское руководство рассматривало как враждебные коммунистической идеологии.

В советском политическом дискурсе 1920-х годов УССР рассматривалась как «Пьемонт» для украинцев, которые жили на территории Польши. Демонстрация самостоятельности КПЗУ в принятии решений стала ощутимым ударом по внешнеполитическим амбициям руководства советской Украины и была одной из причин пересмотра национальной политики в СССР [IX, с. 276]. Выступление КПЗУ было составной дискуссии вокруг украинской культуры и политики украинизации. Западноукраинские коммунисты и сельробовцы разделились на две фракции: сторонников Шумского (КПЗУ-большинство) и противников его взглядов (КПЗУ-меньшинство). Интересно, что разделение КПЗУ в 1927 г. в общем прошло по линии противостояния по национальному вопросу и подчинения партии в 1922-23 гг.

Выступление КПЗУ привело к пересмотру ряда постулатов по реализации внутренней и внешней политики советским руководством [ІХ, с. 275]. Лидеры КПЗУ решились выступить против политики СССР как таковой, которая была искажением марксизма. Между западноукраинскими коммунистами (членами КПЗУ-большинства) и представителями СССР развернулась борьба вокруг контроля за деятельностью «Сельроб». В результате «Сельроб» раскололся на «Сельроб-правица», которая отстаивала независимую позицию от советского правительства, и «Сельроб-левица», которая согласовывала свои действия с Харьковом.

Несмотря на раскол и взаимные обвинения, на парламентских выборах 1928 г. леворадикальное движение достигло успеха. В Западной Украине за «Сельроб-правицу» проголосовали 217 тыс. избирателей, а за «Сельроб-левицу» 160000. В Волынском воеводстве «Сельроб-правица» вообще была самой влиятельной украинской политической партией. Выборы в польский сейм в 1928 г. показали популярность левых идей в западноукраинском обществе. Наиболее влиятельная сила среди населения Западной Украины — УНДО — получила 600 000 голосов. Таким образом, при условии объединения сельробовцы могли составить вторую после УНДО политическую силу. Блок УСПР с социал-демократами получил 268 000 [Х, с. 208].

Стоит отметить, что «Сельроб» пытался во время избирательной кампании привлечь в свою сферу влияния УСРП, которая, однако, не изъявила желания сотрудничать с леворадикальными и просоветскими партиями [І, с. 252].

Успех «Сельроб» на выборах вызвал беспокойство польского правительства, что привело сначала к нескольким политических судебных процессов, а впоследствии — и к запрету деятельности «Сельроб» в сентябре 1932 года. Польская власть пыталась репрессивными методами бороться с левыми силами, видя в них угрозу государственности. В конце 1920-х годов в Польше при режиме «санации» наблюдалась эволюция от парламентской демократии к авторитаризму, что среди прочего сопровождалось усилением давления на украинское население.

Интересен вопрос деятельности КПЗУ в контексте процессов «декоммунизации». Ведь, несмотря на непричастность к преступлениям сталинского режима, улицы и достопримечательности, названные в честь членов КПЗУ, подпадают под категорию объектов, связанных с коммунистической идеологией.

Однако поражение прокоммунистических сил было обусловлено прежде всего не преследованиями польской полиции. Свертывание украинизации и репрессии в СССР привели к кризису коммунистического движения на территории Западной Украины. В начале 1930-х годов коммунистов Западной Украины продолжали преследовать «за поддержку национального уклона». Завершающий удар по КПЗУ был нанесен лишь в 1938 г., когда Коминтерн объявил о роспуске всей компартии Польши (включая ее составляющие: коммунистическую партию Западной Украины и Западной Белоруссии), обвиняя в союзничестве с империалистическим лагерем (в то самое время, когда многие члены КПЗУ воевали против испанских франкистов, немецких нацистов и итальянских фашистов, находясь в роте имени Тараса Шевченко в составе 13-й интербригады имени Ярослава Домбровского). Значительную часть деятелей КПЗУ в течении 1930-х годов были арестованы по фальсифицированным делами в СССР (М. Заячковский/Косарь, Р. Турянский, Григорий Иваненко/Бараба, Осип Крилык/Василькив).

Интересен вопрос деятельности КПЗУ в контексте процессов «декоммунизации». Ведь, несмотря на непричастность к преступлениям сталинского режима, улицы и достопримечательности, названные в честь членов КПЗУ, подпадают под категорию объектов, связанных с коммунистической идеологией.

В течение 1920-х годов доминантными силами в общественно-политической жизни Западной Украины были национал-либералы (УНДО) и левые радикалы (КПЗУ, Сельроб). Сталинские репрессии в течение 1930-х годов значительно ослабили леворадикальное движение. Таким образом, стремление советского руководства контролировать западноукраинское левое движение способствовало росту националистической идеологии в общественно-политической жизни. В то же время действия польского правительства привели к ослаблению влияния легальных украинских национально-демократических партий, которые не могли эффективно функционировать в рамках авторитарной политической системы. Действия польского и советского правительств способствовали усилению позиций радикальных националистов в Западной Украине.

Левые партии пытались усилить свое влияние на население края в неблагоприятных в общественно-политических условиях. Они вынуждены были конкурировать с польскими социалистическими и украинскими буржуазными партиями за влияние на население. Падение просоветских настроений, действия польской власти в сочетании с деструктивными действиями советского руководства по отношению к западноукраинским левым партиям привели к уменьшению их влияния на общественно-политическую жизнь края. Однако украинские левые создавали альтернативу националистическим и либерально-демократическим партиям в Западной Украине, способствовали развитию общественно-политической мысли. Отсутствие организованной левой политической силы после 1929 существенно деформировало политическую структуру западноукраинского общества.

После распада СССР трансформация украинского общества происходила в значительной степени под влиянием неолиберального капитализма. Однако потребность в левом движении как в среде разработки идей социальной альтернативы осталась, особенно в условиях роста имущественного неравенства и этнических конфликтов.

Источник: Спiльне  

Ссылки:

  1. Бегей І.В. Ідейно-теоретична спадщина та практична діяльність української лівиці Галичини(кінець ХІХ – перша третина ХХ ст..): дис. доктора іст. наук : 07.00.01. – Львів, 2015 – 503 с.
  2. Гелей С.Д. Розвиток української споживчої кооперації у Західній Україні в 20-х роках ХХ століття / С.Д. Гелей // Вісник Львівської комерційної академії. Сер. Гуманітарні науки. – 2010. – Вип. 9. – С. 158–192.
  3. Грицак Я., «Молоді радикали» у суспільно-політичному житті Галичини // Записки НТШ. — Львів, 1991. — Т. 222. — C. 71–110.
  4. Грицак Я. Нариси історії України: формування української модерної нації. – К., 1998. – 249 с.
  5. Давидюк Р.П. Ціна комуністичної ідеї // http://liberte.onu.edu.ua/upload/file/file1/davydyuk_r.%20п.(+).doc 
  6. Захожай З.В. Політика радянського партійно-державного керівництва щодо Східної Галичини в міжвоєнний період (1921-1939 рр.): автореф. дис. на здобуття наук. ступеня канд. іст. наук: 07.00.01 / З.В. Захожай. Переяслав-Хмельницький, 2010. – 19 с.
  7. Касьянов Г. К десятилетию Украинского института национальной памяти (2006–2016)//http://historians.in.ua/index.php/en/dyskusiya/1755-georgij-kas-yanov-k-desyatiletiyu-ukrainskogo-instituta-natsional-noj-pamyati-2006-2016 
  8. Марксизм як традиція та перспектива // Україна модерна. – 2009, № 3. – С. 13-63.
  9. Мартин Т. Империя положительной деятельности. Нации и национализм в СССР, 1923 – 1939 / Т. Мартин. – М.: РОССПЭН, 2011. – 855 с.
  10. Паврозник Т.І. Взаємовідносини партії «Сельроб»з польською владою у міжвоєнний період / Т.І. Паврозник // Актуальні проблеми вітчизняної та всесвітньої історії. – 2010. – Вип. 20. – С. 205-209.
  11. Панасюк Л. До витоків білінгвізму в Україні: освіта в Україні 1920-1944 рр. (історико-політологічний аналіз). – Вісник Київського національного університету. Серія Філософія. Політологія. – К.2014. – С.65-68.
  12. Пиріг М. Становлення та організаційні принципи діяльності «Українського селянсько-робітничого соціалістичного об’єднання»// Мандрівець. – № 4. – С. 31–37.
  13. Радзейовський Я. Роман Роздольський: людина, діяч, науковець//Україна модерна. – 2009, № 3. – C. 168-178.
  14. Райківський І. Діяльність прокомуністичної УСДП на Західній Україні (1923-1924 рр.) / І. Я. Райківський // Науковий вісник Східноєвропейського національного університету імені Лесі Українки. Історичні науки. – 2015. – № 5. – С. 55-61
  15. Химка Джон-Пол. Зародження польської соціал-демократії та українського радикалізму в Галичині (1860 – 1890). – К., 2002. – 328 с.
  16. ЦГАОО , ф. 1, оп. 20, дел. 2484, 141 л.
  17. ЦГАОО Украины, ф. 6, оп. 2, дел. 125.
  18. ЦГАОО Украины, ф. 1, оп. 20, дел. 2678.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 1 =