Только правды мало

post-truth-2_399_266

Максим Алюков

17 июля сходили на панель про fake news на Digital-Born Media Carnival в Которе. Доклады были совершенно разные — эмпирические исследования, рассказы об осуществлённых проектах по внедрению практик проверки фактов в медиа, просто полемические высказывания и т.п. Однако наборы решений, которые предлагались почти в каждой презентации, выглядели идентичными и безумно скучными: нужно учить людей проверять источник, полагаться на экспертов, уметь анализировать пропагандистские трюки и т.п.

Никакой не инспирированный соответствующими ценностями человек не будет использовать stopfake.org или mediabiasfactcheck.com, чтобы проверить является ли правдой то, что он сегодня видел по ТВ или читал в газете. Если он это делает, то никакие гайды по разоблачению пропагандистских трюков ему уже не нужны.

В целом я симпатизирую таким проектам, так как считаю, что журналистика должна быть ответственной и объективной. Однако проблема здесь в том, что они совершенно не достигают той аудитории, к которой обращены. Их реальная аудитория — это люди, которые так или иначе уже вовлечены в журналистику или политику и уже обладают ценностями, связанными с независимой журналистикой. Не вовлеченный в политику человек оказывается этими проектами никак не затронут: никакой не инспирированный соответствующими ценностями человек не будет использовать stopfake.org или mediabiasfactcheck.com, чтобы проверить является ли правдой то, что он сегодня видел по ТВ или читал в газете. Если он это делает, то никакие гайды по разоблачению пропагандистских трюков ему уже не нужны.

Эта практическая проблема является следствием нормативной и теоретической рамки, на которой были основаны презентации и проекты: журналистика должна быть основана на фактах, а fake news — это печальное отклонение от нормы, когда под давлением определенных экономических/политических факторов или даже конкретных людей (Путин/Трамп) факты подменяются необоснованными эмпирически высказываниями, конспирологическими теориями или просто сознательной ложью.

Парадокс номер 1: вся эта дискуссия по поводу упадка фактов сама не основана на фактах. Фактах в смысле количественных, качественных и экспериментальных данных, полученных с помощью научных методов. Внимание, матчасть. Согласно огромному количеству исследований в области политической коммуникации факты в грубом позитивистском смысле людей особо никогда не интересовали (Ключевые имена здесь — это Дорис Грэбер, Шанто Айенгар, Джон Заллер, Сэмюэль Попкин). У людей в памяти хранится набор упрощенных шаблонов, которые психологи называют “схемами” или “эвристиками” — это шаблоны вроде “коррумпированный политик”, “авторитарный лидер” и так далее. Если новость вписывается в такой шаблон, то усваивается лишь общий смысл; имена политиков, факты из биографии или деятельности — все это среднестатистический человек не запоминает просто в силу ограничений когнитивного аппарата: он/она обладает ограниченными когнитивными ресурсами и живёт в сложном мире с кучей проблем, которые не оставляют места для рассуждений о высоких материях.

Парадокс номер 2: вся эта область внутри политической коммуникации основана на сугубо позитивистских количественных экспериментальных психологических методах (после чтения таких статей первая реакция людей, работающих в качественной парадигме и знакомых с теорией, выглядит примерно так: so what?), но при этом указывают на сугубо политический характер проблемы. Вкратце: что действительно имеет значение в восприятии информации, так это набор политических и социальных факторов, а не правда или ложь. В дисциплине есть консенсус по поводу того, что самый главный из них — это политическая идентификация. Классический пример: средний избиратель никогда не читает информацию про кандидатов и не интересуется фактами их жизни и деятельности. Люди просто набрасывают на незнакомого кандидата ярлык и наделяют его качествами, которые характеризуют партию (в этом смысле никакой эпохи пост-правды в голове людей, которые не вовлечены в политику, просто не было, а смысл термина ограничивается только практиками журналистов).

Что действительно приходит в упадок последние десятилетия — это не факты, а политическая идентификация. Люди перестают идентифицировать себя с партиями по разным причинам — начиная от модернизации, продолжая трансформацией самих партий, которые перестают нуждаться в избирателях, так как могут могут получать ресурсы не из взносов, а из других источников, и заканчивая кризисами и мерами экономии: люди, переживающие все это, меньше доверяют партиям, а партийная идентификация перестает работать. Что делать, когда такие ярлыки больше не работают? Экспериментальные данные показывают, что когда люди не могут использовать партийную принадлежность как шаблон, они обращаются к другим чертам кандидата, например, к его эмоциональности (что, например, отчасти объясняет рост популизма, и правого и левого). Может люди, которые пишут про fake news или постправду, и являются Post-Fact, как написано в знаменитой статье Померанцева, но среднестатистический избиратель/телезритель/потребитель информации скорее является Post-Politics.

Кому-то это может показаться «постмодернизмом», но если принимать в внимание ограничения когнитивного аппарата, то получается, что факты в позитивистском смысле плетутся в хвосте интерпретаций. В этой ситуации решение проблемы лежит не в области здравого смысла (ложь/правда), а в области политики: нет большого смысла в том, чтобы разоблачать ложь или показывать людям больше фактов. В чем есть смысл, так это в создании альтернативных политических идентификаций, которые позволяли бы ориентироваться в мире политики, но не ассоциировались бы с истеблишментом или кризисом («старая» партийная политика) и не были бы основаны только на эмоциях (правый популизм). Всплески левого популизма (Корбин, Сандерс и т.п.) — это хорошее тому подтверждение: вовлекая в партийную политику огромное количество людей, недовольных истеблишментом, они основаны не только на эмоциях и ресентименте, но также предоставляют людям альтернативную политическую идентификацию.

(Фото из презентации с конференции)

20140164_1558133444226217_2591936183454737404_n

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 3 =